Какие признаки слова являются конститутивными

КОНСТИТУТИВНЫЕ И НЕКОНСТИТУТИВНЫЕ ЕДИНИЦЫ ЯЗЫКА

СИСТЕМА И СТРУКТУРА

Большинство языковедов, говоря о языке как уникальной системе мира, наряду с понятием системы, вводят понятие структуры, обозначая этим термином весьма важную сторону системных отноше­ний единиц и их разрядов. В приведенном выше определении системы мы подчеркивали в числе прочих такие ее признаки, как целостность, обусловленную строго закономерными отношениями единиц, входя­щих в ее состав. Термин же структура, по сравнению с системой, обозначает более абстрагированное понятие, выделяя отвлеченную сторону системной организации единиц, а именно: совокупность связей и отношений, которая организует элементы системы. Такое понимание структуры разделяется многими лингвистами, оно принято и современными толковыми словарями, например «Структура. Взаи­морасположение и связь частей чего-либо, строение» (10, с. 292) и др.

Структура выделяет в системе языка наиболее абстрактные ее компоненты, характеризующие скорее не отношения элементов внутри

того или иного уровня языка, а отношения между собой уровней языковых элементов (см. ниже).

Как система, так и структура являются онтологическими свойст­вами языка, а не результатом постулируемых исследователями понятий. Это существенные свойства самого изучаемого объекта, и вводимые термины и понятия суть известное отражение этих свойств языка. Если отношения фонем между собой являются примером их внутриуровне­вой системной организации, то их участие в выделении слов и морфем и выполняемые при этом их функции представляют собой выражение внеуровневых, т. е. структурных взаимоотношений (ср. также законо­мерные взаимоотношения морфем и слов, слов и словосочетаний, словосочетаний и предложений).

Язык обычно определяют как систему систем, подчеркивая тем самым его сложность, наличие в нем многих разрядов, или подсистем, различных его элементов, образующих язык как целое. При этом обращают внимание на то, что язык, с одной стороны,— это строго организованная система, исключающая какое-либо субъективное вме­шательство в ее строение, непроницаемая в определенных своих частях; с другой — язык представляет собой подвижную, открытую систему, призванную отражать изменяющуюся действительность, новые, вовле­каемые в человеческий опыт предметы и явления, их связи и отноше­ния. Очевидно, что такой антиномичный характер языка предполагает наличие в нем единиц, наделенных разными системообразующими функциями и возможностями.

Теоретическое языкознание не располагает общепринятым опре­делением единицы языка, надо полагать, ввиду указанного выше их множества и принципиально различных их функций. Кроме того, в науке о языке существуют разные направления, в которых в зависи­мости от методологических предпосылок изучения языка по-разному квалифицируются выделяемые единицы языка и осуществляется раз­личная его стратификация (см. ниже).

Наиболее общим делением единиц языка было бы деление их на материальные и идеальные (семантические) единицы. Но поскольку материальное и идеальное существует в языке в органическом единстве, то, выделяя, например, так называемые двусторонние, значимые еди­ницы языка, мы тем самым необходимо рассматриваем в единстве их материальную и идеальную (семантическую) стороны. Разумеется, это не препятствует самостоятельному, отдельному изучению семантиче­ской стороны языковых единиц (ср. значения слова, морфемы, пред­ложения и др.).

Под языковыми единицами мы будем понимать такие элементы языка, которые воспроизводимы, выделяются относительно постоянными своими признаками в системе языка либо образуются непосредственно в актах речи по выработанным в языке правилам и моделям; как те, так и другие единицы выполняют свойственные их языковой природе функции.

КЕ — это базовые, основные единицы в системе языка. Они вос­производимы и исчислимы в языке, имеют присущие им формальные (материально-идеальные) показатели, обладают относительно посто­янным статусом в системе языка. Будучи воспроизводимыми, классы таких единиц существенно различаются и между собой в системной иерархии языка. Совокупность КЕ одного порядка, их материальная и идеальная (для двусторонних единиц) природа, выполняемые функ­ции, закономерные парадигматические и синтагматические отношения между ними, образующаяся на этой основе значимость таких единиц и др. создают структурный уровень языка, входящий в иерархию других языковых уровней; уровни языка образуют в сово­купности его стратификацию. Уровень языка — один из глав­ных компонентов структуры языка. Своеобразие КЕ обнаруживается не только в отношениях между собой, но и в связях с КЕ и НКЕ других уровней. К КЕ мы относим фонемы, морфемы, словоформы, слова, словосочетания, предложения.

Кроме сказанного выше, КЕ отличаются от других единиц языка рядом признаков, укажем на наиболее существенные.

1. КЕ свойственна иерархичность отношений, которая выступает
одним из главных условий образования структуры языка. КЕ высшего
уровня образуется посредством участия единиц низшего уровня; ни­
зшая КЕ, таким образом, входит в состав высшей (ср. фонема входит
в состав морфемы, морфемы образуют слова, слова — словосочетания,
словосочетания — предложения). Такой характер взаимоотношений
КЕ свидетельствует о том, что они систематизированы не только по
горизонтали, образуя «свой» уровень, но и по вертикали, создавая
иерархию уровней, костяк структуры языка.

2. Образующиеся таким способом составные КЕ характеризуются
несуммарностью (неаддитивностью) значений или функций компонен­
тов, входящих 9 составную КЕ. То есть значение и функции составной
КЕ не представляют собой сумму значений и функций входящих в эту
единицу единиц низшего порядка. Образованная с помощью низших
единиц КЕ высшего порядка представляет собой новое образование,
наделенное свойственными только ему типом значения и функциями.

3. Для КЕ характерны инвариантные и вариантные отношения (см.

4. КЕ свойственны парадигматические и синтагматические отно­
шения (см. ниже).

5. Особенная лингвистическая природа КЕ каждого уровня, харак­
тер их взаимоотношений обусловливают свой «выход» к действитель­
ности, свой ракурс отношения к ней, закрепляя тем самым особый
статус уровня языка, образуемый данным классом КЕ. По отношению
к действительности уровни КЕ могут быть закрытыми (ср.: фонемы,
морфемы) и относительно открытыми (ср.: слова, словосочетания,
предложения).

Читайте также:  Признаки неисправности светодиодных ламп

Однако уровни языка не состоят только из таких строевых, фунда­ментальных единиц. На каждом уровне отмечаются единицы, не обладающие указанными выше признаками; они выполняют разнооб­разные внутриуровневые и межуровневые функции. Одни из них непосредственно образуются в речи по принятым в языке правилам и моделям (ср.: фонетическое слово, синтагма, члены предложения, элементы актуального членения предложения и т. д.); другие выступают элементом той или другой КЕ (ср.: слог, интонация, различные виды ударения); третьи образуются на базе КЕ; они фиксированы, исчисли­мы в языке, либо выполняют свойственные КЕ отдельные функции и тем самым примыкают к КЕ (ср.: фразеологизмы, различного рода лексикализованные сочетания слов номинативного или предикатив­ного порядка, аббревиатуры), либо образуют новые единицы с новыми функциями (ср.: словообразовательные модели, различного вида осно­вы слова). Есть основания считать, что такие единицы могут образо­вывать подуровни языка. Надо сказать, что структуро- и системообразующий статус языковых единиц изучен недостаточно.

Открытые классы НКЕ, образующиеся непосредственно в актах речи, свидетельствуют о том, что язык не является абсолютно жесткой системой. Понятно, это не исключает наличия в нем строгих правил и законов, по которым образуются и употребляются как КЕ, так и НКЕ. Открытые, образующиеся непосредственно в актах речи НКЕ и возможны потому, что опираются на лежащие в основании языковой системы и структуры строго организованные, базисные единицы языка. Разумеется, последние не остаются неизменными в системе языка, но их качественные и количественные изменения представляют собой особый процесс и происходят в свойственной им форме (см. ниже).

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

ПРИЗНАКИ ФОНЕМ

§ 124. Каждой сильной и слабой фонеме присущ определенный набор конститутивных (т. е. постоянных, независимых от позиции в словоформе) признаков. Для сильных и слабых гласных фонем конститутивными признаками являются три степени подъема языка (верхний, средний и нижний, а также верхне­средний и средне­нижний — для безударного положения) и отсутствие или наличие лабиализации (гласные лабиализованные и нелабиализованные).

Конститутивные признаки сильных и слабых гласных фонем

Силь­ные и слабые гласные фонемы Признаки сильных и слабых гласных фонем
Степень подъема языка Наличие или отсутствие лабиализации
верхний подъем средний подъем нижний подъем лабиализованные нелабиализованные
|и| + +
|у| + +
|е| + +
|о| + +
|а| + +
|α| + +
|α1| + +

Примечание. Знак + здесь и далее обозначает наличие признака.

§ 125. Для сильных и слабых согласных фонем конститутивными признаками являются признаки по участию шума и голоса, по месту и способу образования шума, по наличию или отсутствию палатализации (см.

§ 126. Конститутивные признаки фонем могут быть соотносительными и несоотносительными. Соотносительные признаки — это такие признаки, наличие или отсутствие которых отмечается хотя бы у двух фонем с одинаковым в остальном набором признаков; несоотносительные признаки — это такие признаки, наличие или отсутствие которых отмечается лишь у одной фонемы с определенным набором признаков. Так, у фонемы |п| признак твердости является конститутивным в соотносительным, так как есть другая фонема с тем же набором конститутивных признаков, но отличающаяся от |п| наличием другого соотносительного признака — мягкости: |п’|. В отличие от этого у фонемы |ц| твердость является конститутивным признаком, но этот признак не является соотносительным, так как в русском языке отсутствует другая фонема с тем же набором конститутивных признаков, которая отличается от фонемы |ц| отсутствием твердости в наличием мягкости.

У большинства согласных фонем признаки твердости — мягкости и глухости — звонкости являются соотносительными. Эти фонемы называются парными по данным признакам. Так, парными по признаку твердости — мягкости являются следующие сильные и слабые фонемы: |п| — |п’|, |б| — |б’|, |ф| — |ф’|, |в| — |в’|, |т| — |т’|, |д| — |д’|, |с| — |с’|, |з| — |з’|, |к| — |к’|, |г| — |г’|, |х| — |х’|, |м| — |м’|, |н| — |н’|, |р| — |р’|, |л| — |л’|; |п2| — |п’2|, |ф2| — |ф’2| |т2| — |т’2| |с2| — |с’2|, |к2| — |к’2|; парными по признаку глухости — звонкости являются следующие сильные и слабые фонемы: |п| — |б|, |п’| — |б’|, |ф| — |в|, |ф’| — |в’|, |т| — |д|, |т’| — |д’|, |с| — |з|, |с’| — |з’|, |ш| — |ж|, |〙’| — |〇’|, |к| — |г|, |к’| — |г’|, |п1| — |б1|, |ф1| — |в1|, |т1| — |д1|, |с1| — |з1|, |к1| — |г1|.

Фонемы, имеющие несоотносительные признаки твердости — мягкости и глухости — звонкости, называются непарными по этим признакам. Так, непарными по твердости — мягкости являются следующие сильные и слабые фонемы: |ц|, |ш|, |ж|, |ч|, |〙’|, |〇’|, |j|, |ш2|, |〙’2|, а непарными по глухости — звонкости — |ц|, |ч|, |х|, |х’|, |х1| и сонорные |j|, |м|, |м’|, |н|, |н’|, |р|, |р’|, |л|, |л’| и |м1|, |н1|, |р1|, |л1|.

§ 127. Конститутивный соотносительный признак фонемы называется дифференциальным признаком. Так, глухость — дифференциальный признак фонемы |п| (в противопоставлении фонеме |б|), во­первых, потому, что глухость как постоянный признак всегда присуща данной фонеме, а во­вторых, потому, что есть еще одна фонема с тем же набором признаков, которая отличается от |п| отсутствием глухости и наличием другого соотносительного признака — звонкости (ср.: |п|ор — |б|ор). Глухость как дифференц. признак фонемы устраняется, например, в конце слова (ср. тру|б|ы — тру|п|ы, но тру|п|). В этой позиции представлены только глухие согласные, т. е.

Читайте также:  Индивидуализирующими признаками обуви являются

Конститутивные признаки сильных и слабых согласных фонем

Сильные и слабые согласные фонемы Признаки сильных и слабых согласных фонем
шумная сонорная глухая звонкая смычная аффриката щелевая смычно-проходная боковая смычно-проходная носовая дрожащая губно-губная губно-зубная зубная нёбно-зубная средненёбная задненёбная твёрдая мягкая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
|п| + + + + +
|п’| + + + + +
|б| + + + + +
|б’| + + + + +
|ф| + + + + +
|ф’| + + + + +
|в| + + + + +
|в’| + + + + +
|т| + + + + +
|т’| + + + + +
|д| + + + + +
|д’| + + + + +
|с| + + + + +
|с’| + + + + +
|з| + + + + +
|з’| + + + + +
|ц| + + + + +
|ч| + + + + +
|ш| + + + + +
|ж| + + + + +
|_ш’| + + + + +
|_ж’| + + + + +
|к| + + + + +
|к’| + + + + +
|г| + + + + +
|г’| + + + + +
|х| + + + + +
|х’| + + + + +
|j| + + + + +
|м| + + + + +
|м’| + + + + +
|н| + + + + +
|н’| + + + + +
|р| + + + + +
|р’| + + + + +
|л| + + + + +
|л’| + + + + +
|п1| + + + +
|б1| + + + +
|ф1| + + + +

Таблица 8 (окончание)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
|в1| + + + +
|т1| + + + +
|д1| + + + +
|с1| + + + +
|з1| + + + +
|к1| + + + +
|г1| + + + +
|х1| + + + +
|м1| + + + +
|н1| + + + +
|р1| + + + +
|л1| + + + +
|п2| + + + +
|п’2| + + + +
|ф2| + + + +
|ф’2| + + + +
|т2| + + + +
|т’2| + + + +
|с2| + + + +
|с’2| + + + +
|ш2| + + + +
|_ш’2| + + + +
|к2| + + + +
*|к’2| + + + +
|п3| + + +
|ф3| + + +
|т3| + + +
|с3| + + +
|к3| + + +

отсутствует противопоставление по признаку глухости — звонкости. Такое устранение противопоставления фонем по определенному признаку в определенной позиции (при наличии их противопоставления по этому же признаку в другой позиции) называется нейтрализацией, а устраняемый в этой позиции признак — нейтрализуемым.

Конститутивный признак фонемы может быть недифференциальным в том случае, если он не является соотносительным, т. е. наличие этого признака характеризует только одну данную сильную или слабую фонему. Так, глухость сильной фонемы |х| не является ее дифференц. признаком, поскольку нет другой сильной фонемы с тем же набором признаков, но с отсутствием глухости.

Недифференциальный признак является избыточным: фонема может быть определена и без его участия. Так, мягкость сильной фонемы |j| является избыточным признаком, так как эта фонема достаточно определяется признаками «сонорная», «щелевая». В системе гласных избыточным признаком является отсутствие лабиализации у фонемы |а|, которая достаточно определяется признаком нижнего подъема языка.

§ 128. Сравнивая две фонемы, вступающие в противопоставление друг с другом, по их конститутивным признакам, можно выделить у них общее основание, т. е. общие признаки, которые служат основанием для такого сравнения. Как общее основание, так и набор дифференц. признаков в каждом противопоставлении фонем различны. Так, в противопоставлении |и| — |у| общим основанием является верхний подъем, а дифференц. признаком — нелабиализованность — лабиализованность; в противопоставлении |и| — |е| общее основание — отсутствие лабиализации, а дифференц. признак — верхний — средний подъем; в противопоставлении |и| — |α| общее основание — отсутствие лабиализации, а дифференц. признак — верхний — верхне­средний подъем; в противопоставлении |п| — |д| общее основание — шумность, смычность, твердость, а дифференц. признак — губность — переднеязычность, глухость — звонкость; в противопоставлении |п| — |т| общее основание — шумность, смычность, глухость, твердость, а дифференц. признак — губность — переднеязычность; в противопоставлении слабых фонем |п2| — |п’2|, общее основание — шумность, смычность, губность, а дифференц. признак — твердость — мягкость.

§ 129. В таких противопоставлениях, как |п| — |п’|, |п| — |б|, |п1| — |б1|, |п2| — |п’2|, фонемы отличаются друг от друга лишь отсутствием или наличием твердости — мягкости или глухости — звонкости. В этих противопоставлениях твердость — мягкость и глухость — звонкость — единственные дифференц. признаки (все остальные конститутивные признаки являются основанием для сравнения двух фонем), причем данные дифференц. признаки являются нейтрализуемыми (см. § 127). Нейтрализация этих признаков лежит в основе отношений, существующих в подобных противопоставлениях. Фонемы, вступающие в противопоставления, образуют соотносительные (коррелятивные) пары по данным признакам: пятнадцать пар сильных фонем и пять пар слабых фонем, соотносительных по признаку твердости — мягкости: |п| : |п’|, |б| : |б’|, |ф| : |ф’|, |в| : |в’|, |т| : |т’|, |д| : |д’|, |с| : |с’|, |з| : |з’|, |к| : |к’|, |г| : |г’|, |х| : |х’|, |м| : |м’|, |н| : |н’|, |р| : |р’|, |л| : |л’|, |п2| : |п’2|, |ф2| : |ф’2|, |т2| : |т’2|, |с2| : |с’2|, |к2| : |к’2|; двенадцать пар сильных фонем и пять пар слабых фонем, соотносительных по признаку глухости — звонкости: |п| : |б|, |п’| : |б’|, |ф| : |в|, |ф’| : |в’|, |т| : |д|, |т’| : |д’|, |с| : |з|, |с’| : |з’|, |ш| : |ж|, |〙’| : |〇’|, |к| : |г|, |к’| : |г’|, |п1| : |б1|, |ф1| : |в1|, |т1| : |д1|, |с1| : |з1|, |к1| : |г1|.

Источник

Материалы к семинару по теме « лексика»

Литературный язык – это форма существования языка, характеризующаяся обработанностью (поэтому она воспринимается как образцовая), обладающая письменно закрепленными нормами. Это язык культурных людей.

Будучи формой национального языка, русский литературный язык, например, выполняет большое количество функций, являясь средством:

создания литературных произведений;

выражения научно-технических достижений;

обслуживающим разные формы государственной жизни;

межнационального общения народов, населяющих нашу страну

средством международного общения.

Литературный язык противопоставлен просторечию, жаргонам.

Слово – это основная номинативная и когнитивная (познавательная)единица языка.

Основными формальными (конститутивными) признаками, отличающими слово от других лингвистических единиц и характеризующими его как единицу системы языка являются:

номинативность – название явления реальной действительности и представление его в виде лексического значения;

индивидуальность лексического значения – отражение в значении слова одного, определенного фрагмента реальности;

материальность – существование слова в звуковой или графической форме;

Читайте также:  Признаки отравления метанолом в виски

воспроизводимость – бытование слова в готовом виде, известном всем носителям языка, не создаваемом каждый раз;

структурная цельнооформленность – цельность фонетического и морфологического оформления.

Лексикограмматическая отнесенность: все они принадлежат к определенным частям речи и имеют определенную грамматическую оформленность (т.е. существительные и прилагательные имеют формы числа, рода, падежа, а глаголы – формы наклонения, вида, лица, времени и пр).

Слова непроницаемы (в отличие от словосочетания: любое слово выступает в виде целостной единицы, внутрь которой нельзя вставить другое слово, тем более несколько. Искл. Составляют местоимения, которые могут быть разделены предлогами (ни у кого, не с кем)

6. слова имеют лишь одно основное ударение, хотя могут быть и безударными (союзы, предлоги, частицы)

Из знаменательных частей речи лишены номинативной функции только местоимения и модальные слова (первые лишь называют лица или их признаки – он, свой, всякий), вторые к высказываемой мысли отражают отношение (возможно, конечно и пр.)

Лексические значения слова, их типы, развитие изучает лексическая семантика (семасиология)

Лексема (от греч. lexis— слово, выражение, оборот речи)- единица лексического уровня языка, определяемая как совокупность всех форм и значений одного слова. Л. как единица номинативной системы и элемент строя языка характеризуется семантическим единством и обладает способностью выражать различные лексические(основа слова) и грамматические значения(флексия /флективные значения)..

В чем состоит различие между лексическим и грамматическим значением слова?

Различают лексическое и грамматическое значение слова.

Лексическое значение слова фиксирует общие, наиболее существенные отличительные признаки явления, в котором реализуется человеческая интерпретация явления и включает в себя коннотации (дополнительные значения), являющиеся принадлежностью человеческого видения мира. Например, лексическое значение слова соль – 1. белое, кристаллическое вещество с острым вкусом, употребляемое как приправа к пище. 2. (в химии) – вещество, в котором водород кислоты замещен металлом.

Грамматическое значение определяет принадлежность слова к определенному классу слов – той или иной части речи, характеризующейся обобщенным морфологическим значением и наличием комплекса морфологических категорий. Например, слово соль как имя существительное обладает значением предметности (называет субстанцию, т.е. является вещественным) и имеет категории рода, числа и падежа.

5–6. Что такое многозначность слова? Примеры.. Является ли многозначность обязательным свойством лексических единиц?

Почему многозначность – историческое явление? Как она возникает?

Многозначность (или полисемия – от греч. poly- много и sema-знак)- наличие у слова нескольких значений Одно значение многозначного слова является прямым, остальные выступают как переносные (напр., азбука, барабан, густой, завернуть, идти и пр.).

Прямое значение – самое употребительное в сравнении с другими значениями, оно не зависит от контекста. Именно оно приходит в голову большинству говорящих, когда, называя слово, спрашивают, что оно означает..

Значения многозначного слова образуют определенное семантическое единство. Различают первичные (основные, главные, прямые) значения и вторичные (производные, переносные) значения. Первичными считают контекстно наименее обусловленные значения (сравни: тяжелый – имеющий большой вес и трудный; источник – струя жидкости, вытекающая из земли и то, что дает начало новому.

Исторически у некоторых слов вторичные значения выдвинулись с течением времени на первый план (напр., очаг, обуздать, трущоба: 1.(устарел.) глушь, захолустье,пункт, удаленный от круп.культур.центров; 2. Грязное, ветхое жилье;неблагоустр. часть города; 3. Труднопроходимое место (напр. лесные трущобы) –этимол. От труск – хворост, хруст.

Многозначность отличается от омонимии тем, что между омонимами невозможно установить семантическую связь (напр. ключ дверной и шифровальный, родник.)

Значения многозначного слова, выступающие в различных контекстах, связаны друг с другом. Все вместе они образуют семантическую структуру слова, которая может быть весьма сложной.

7– 8. Какие виды омонимичных слов Вам известны?

Как между собой взаимосвязаны многозначность и омонимичность? Что нам помогает различить эти явления?

Между значениями многозначного слова существует определенная семантическая связь (напр. стена – вертикальная преграда, отделяющая что-то- 1.верт.часть дома…,2. Высокая ограда, 3. Верт. боковая поверхн. чего-то, 4. Тесный ряд или сплошная масса чего-то – стена дождь, людская стена…), что дает основание считать их значениями одного и того же слова в отличие от значений слов-омонимов. Иногда, правда, эта связь между прямым и переносным значениями слова носит ассоциативный характер: напр., тень от дома и тень улыбки, т. е определяется как слабый след чего-то).

ОМОНИМЫ – (от греч.homonyma, homos – одинаковый и + onyma— имя)- слова одинаковые по звучанию и / или написанию, но не связанные по значению (этим омонимия принципиально отличается от многозначности)

Омоформы (грамматические омонимы) – совпадающие формы одного слова или разных слов. Напр., организации может быть формой Р.п., Д.п., П.п ед.ч. и В.п мн.ч.; три, трём формой числительного и личной формой глагола; благодаря деепричастие и предлог.

Омофоны (фонетические омонимы)- разные слова, одинаково звучащие, но по-разному пишущиеся и имеющие либо одни и те же грам. значения (кот-код, бочок – бачок, костный –косный, везти-вести, мог –мок) или разные (старожил – сторожил, братца – браться, плач – плачь, острова – острого).

Омографы (графические омонимы) – разные слова, одинаково пишущиеся, но по-разному звучащие(чаще всего это связано с разным местом ударения) – áтлас- атлáс, зá,мок – замóк, гвоздúки- гвóздики, нóги – ногú.

В отличие от многозначных слов лексические омонимы не обладают общими семантическими признаками, по которым можно судить о многозначности.

Источник

Adblock
detector