Европейский героический эпос признаки и особенности

Европейский героический эпос признаки и особенности

Героический эпос выполняет несколько функций: он является коллективной памятью, неким эталоном поведения, хранителем истории и способом идеологического воздействия. Истоками героического эпоса являются эпические произведения варварской эпохи. На это указывают сюжеты, относящиеся к времени Великого переселения народов.

В современной науке остались дискуссионными вопросы о дате возникновения героического эпоса, его происхождении и соотношении коллективного и авторского начал при его создании. В его развитии можно выделить два этапа:

Готовые работы на аналогичную тему

Традиционно произведения героического эпоса представляют собой целостную структуру. Каждое описывает многие стороны жизни героев, представляет собой воплощение определённой картины мира. В героическом эпосе принято выделять два направления: сказочное (близкое к народному фольклору) и историческое (сказания с реальной исторической основой).

Историческое направление героического эпоса

Французское эпическое произведение «Песнь о Роланде» описывает реальное историческое событие: бой отряда французов в Ронсельвальском ущелье осенью 778 года с неприятелем. Испанское произведение «Песнь о моём Сиде» даёт картину одного из эпизодов Реконкисты. Обе песни пропитаны патриотическим настроем. Долг патриота превращает человека в героя, делая его дело и имя бессмертным. Само историческое событие описывается как событие вселенского масштаба. Поэтому происходит утверждение идеалов, которые становятся общечеловеческими ценностями «на все времена».

Сказочное направление героического эпоса

Большое место в мировой литературе занимают исландские саги. В «Старшую Эдду» входят 19 древних эпических песен исландского народа. Они сохранили черты основных этапов формирования словесного искусства. «Младшая Эдда» имеет конкретного автора, им является поэт-скальд Снорри Стурлусон. Это произведение демонстрирует яркие мифологические образы древнеисландских преданий и является своеобразным руководством для поэтического искусства скальдов. В основу Эдды положена древнейшая общегерманская мифология.

Германская «Песнь о Нибелунгах» ещё более мифологизирована. Хотя в ней также встречаются исторические прототипы героев. Например, это Этцель (Атилла), Дитрих Бернский (Теодорих), бургундский король Гунтер и королева Брунгильда. Рассказ о них сочетается с описанием событий, в которых участвует Зигфрид (Сигурд). Приключения героя похожи на сказания о древних богатырях: он сражается с непобедимым драконом Фафниром, который сторожит сокровища Нибелунгов, и побеждает его. Затем он совершает много других значимых поступков, но в финале, как и положено герою, погибает, совершая очередной подвиг.

Героический эпос является способов определённого осмысления исторических событий. Традиционно он несёт ритуально-символическую окраску, поэтому характерен для Запада и Востока. В это состоит близость средневековых культур разных регионов мира.

Источник

Особенности средневековых героических эпосов

2. В этом эпосе меньше фантастики, почти отсутствуют мифологические элементы, на место которых становятся элементы христианской религиозности. По форме он имеет характер больших эпических поэм или циклов малых песен, объединенных личностью героя либо важным историческим событием.

4. Влияние рыцарской идеологии и культуры

5. Присутствие повторов и параллелизма

6. Иногда усиливается драматизм, приводящий даже к трагизму

7. Более гибкая стилистика и изящная композиция

Лекции:

В героическом эпосе Средневековья можно обнаружить признаки:

1. История уверенно отвоёвывает первый план у мифологии. Национальная история либо доминирует, либо полностью его вытесняет. В наиболее чистом виде это проявляется в испанском эпосе (целиком лишь «Песня о моём Сиде» 1140г) – он рождён на позднем материале. Его сюжет датируется серединой 11 века.

2. Существенно возрастает значение религиозных христианских мотивов.

4. Всё более отчётливое влияние рыцарской идеологии и культуры (именно этим объясняется трансформация).

5. Признаки удаления этих произведений от фольклора становится более очевидно: усиливается драматизм (вырастающий до трагизма), этим эпосам свойственна более стройная композиция, складывается большая эпическая форма, в которой до нас дошли эти произведения (принципы циклизации сохраняются, но родовая циклизация всё более вытесняется национально-этическая циклизацию, складываются в национальные циклы, родовые ценности замещаются ценностями феодальными, государственными и семейными).

Французский средневековый эпос – порождение молодого героического феодализма. Его предмет – строительство государства франков, затем – империи Карла Великого (742-814), при чём не только самого Карла, но и его предшественниками и его потомками.

Строительство христианской империи. Это существенно, учитывая сохранение языческих племен в центральной Европе и учитывая мощную арабскую экспансию в южную Европу: борьба между религиями становится важнейшей теме.

Французский эпос – политический эпос. В архаических эпосах политики нет вообще. Испанский эпос – тоже политический. У него одна двуединая тема: реконкиста (освободительная борьба народов против мавров) и объединение Испании.

Во французском эпосе до нас дошло более ста поэм, которое назывались «песни о деяниях». Они сохранились в записях 11-14 веков, но редакторы этих записей работали на старом материале (контилентов и устных преданий, хроник, недошедших до нас деяний франков). Вполне вероятно, что эти редакторы работали и на материале первоначальных поэм, которые сложились в дружинной среде, то есть в 8-9 веках (теория Менендоса Педаля). Первоначальные сюжеты на протяжении всего этого времени подвергались разным обработкам. В немецких обработках Роланда мы видим, как возрастает роль баварцев, в Оксфордских – нормандцев.

Архаические и героические эпосы средневековья предназначались для исполнения (артисты, игрецы, гистрионы, жонглёры). Не известно, предполагалось ли разыгрывание в полном смысле этого слова. Жонглёры были людьми разной степени образованности. Большая часть жестов – плод фантазии жонглёров. Часть была написана клириками,

Туроль аббат из Асбери – один из возможных авторов «Песни о Роланде».

Шансон де жест поделили на три цикла:

1 – жесты короля Франции или Королевский цикл.

2 – жеста добрых феодалов (Гельён Горандж – главный герой).

3 – жесты злых феодалов, мятежных баронов.

Самый древний – королевский цикл. Все его особенности свойственны и «Песне о Роланде». В центре – Карл Великий (в «Песне о Роланде» два героя Карл и Роланд).

В реальности Карл стал римским императором в 800 году, но все поэмы цикла изначально обозначают его императором, не спящим, вечно бодрствующим и мечтающим об отдыхе. Карл – первый среди равных (примус интер парэс). Слово «пэр» происходит от парес – равный. Ни одного вопроса Карла не решает без своих пэров. Его приказания обращены в форме просьбе. Его цель – служение милой, сладкой Франции и вере христово. Родина и вера – два императива, которые управляют его деятельность. Не родственные чувства определяют его деятельность. Тоже будет и с Роландом.

Перед смертью Роланд не вспоминает свою невесту Айльду, у него другая возлюбленная, которой он померяет свои радости – Дюрондаль Спата (меч Роланда). Её он будет тщетно пытаться разбить о скалу. Нельзя скрыть, что в имени меча заключено имя невесты.

Читайте также:  Волосы на родинке признак чего

Самая знаменитая и самая древнейшая в этом цикле.

Ядро сюжета: арьергард франков под предводительством Рональда атакован полчищем с сарацин. Вероломное нападение – плод мести отчима Роланда.

Хронист сына Карла Великого в середине 9 века не считает нужным называть имена погибших в сражении, мотивируя их общей известностью. Роланд согласно версии (Саге о Карле) был не только его племянником, но и сыном от сестры Карла – Гислы, одной из самой известных женщин, которая потом постриглась в монахини. Карл получил отпущения своего страшного греха в результате заступничесва.

Гибель Роланда может пониматься в этом контексте как искупительная жертва за грех Карла Великого. Таким образом, без предательства Ганилона, мести Карла в этой песни улавливается влияние житийной традиции с главным героем Карлом: грех, искупление, покаяние. Но оценка народа распорядилась иначе: он выбрал Роланда, выбрал своим героем, несмотря на греховность его происхождения. В прочем, Оксфордская версия содержит только один намёк (упоминание святого Эгидия).

Первый документ, в котором упоминается этот сюжет – Эйнхорд, затем латинская рукопись 11 века, содержащая пересказ «Песни о Роланде». В этом пересказе нет ни посольства, ни предательства, есть Трубин, Оливье, Роланд погибает, а месть за этим не следует. Перед битвой пред Гастингсе 1066 году норманнский жонглёр исполнял песнь о Роланде: к середине 11 века, за сто с лишнем лет до Оксфордского списка песнь о Роланде уже существовала, это говорит о её раннем зарождении.

Две сюжетные линии:

— борьба двух миров: мусульманского и христианского (борьба карла с королём Марсирием). Итог: крещение царицы, победа над царём всего востока Болигамдом (напоминает позднюю вставку).

Первый сюжет масштабнее и имеет общее значение. Второй сюжет наполняет жизненными подробностями, он же связывает «Песнь о Роланде» с циклом злых феодалов. Давая совет Карлу Ганилон советует назначить Роланда. Ганилона нет в самых древних сюжетах. Сама линия Ганилона, вероятно, вошла в сюжет о Роланде не раньше 860 годов, так как Ганилона современная наука ассоциирует с санского архиепископа Винила, который изменил Карлу Лысому, суд над ним состоялся в 859 году, казни над ним не было.

Двум сюжетам соответствуют в песне два конфликта:

— между христианским и мусульманским миром, который развивается с точки зрения монологического сказания: «нехристь не прав, а христианин прав». Доблесть сарацинов равна доблести христиан, чей мир равен миру христиан, они, предполагается, знаю, что не правы.

Мотив религиозной нетерпимости и борьбы двух миров следует сравнить с «Песней о Сиде». В испанском эпосе нет мотива поганых нехристей, им была известна заслуга мавров. Там борются не против чужой религии, а за освобождение своей земли. «Песнь о Сиде» очень деликатна в этом вопросе: это терпимость в самом прямом смысле этого слова.

«Песнь о Роланде» второй конфликт:

— между вассальной верностью и феодальным правом на распрю, которое влечёт к предательству. Декларация вассалов вложена в уста Роланда: вассал должен пострадать за сеньора.

Знатный феодал Ганилон не считает себя изменником, он прямо и прилюдно объявил в начале песни о своей вражде с Роландом: право на распрю – его законное право. Пэры Карла в сцене суда не видят в нём предателя, они оправдывают Ганилона. Лишь с помощью божьего суда, поединка сторон, оказывается возможно для Карла наказать Ганилона. Божий суд ставит точку об отношении вассала и королём и о праве вассала на медждуусобную распрю (в «Песне о Сиде» тоже только с помощью божьего суда).

Оба конфликта разрешаются в пользу Карла – олицетворения христианизации Европы.

Побочный сюжет: линия Роланд – Оливье. В первоначальной версии её не было, появилась только в 11 веке. Конфликт сюжета: «мудр Оливье, а наш Роланд отважен» или «Роланд горяч, а Оливье разумен». Роланд трижды отказывается протрубить в рог. Конец их спору положит архиепископ Трубин. Роланд отказывается трубить в рог, так как его эпическая безмерность вступает в противоречие с вассальным долгом, этим и определяется трагическая вина героя: он не может допустит, чтобы его и воинов достигла дома политическая хула, что он испугался мавров. Он не может изменить своему эпическому героическому характеру. «Роланд гибнет не столько под ударами врагов, сколько под тяжестью своего героического характера». Оливье, предлагая протрубить в рог, предполагает такую развязку: он считает причиной поражения воинов гордыню Роландов. Сам Роланд тоже осознает свою вину. Вновь уместно сравнить Роланда с Сидом: подвиг ради подвига Сид не совершает. Сид – отличный стратег и тактик. Роланд – героический индивидуалист, Сид – лидер коллектива, родной отец своим войнам, рачительный хозяин своей территории.

Эпический герой в «Песне о Роланде» не умещается в рамки рыцарского и даже феодального идеала, несмотря на то, что он сам провозглашает. Роланд и пэры – партия войны, пока Карлу они милы, война не закончится. Конфликт Роланда и Оливье имеет важное значение. В основу идеала рыцарства будет положена доблесть, оснащённая мудростью и добродетелью, доблесть, подчиненная христианскому канону.

Роланд входит в глубь сарацинской земли, поднимается на холм, трижды ударяет мечом, ложится на траву, под сосну, головой к Испании, чуя, как умирает, вспоминает битву, подвигу, родню и короля, но и душу свою не забывает: исповедь, покаяние и обряд перчатки (сюзерен вручал своему вассалу перчатку, сослужил службу – возвращает перчатку) – перед смертью Роланд протягивает перчатку вверх, передавая её богу, и архангел Михаил передаёт душу Роланда в рай.

Карл у Данте в раю. Но в его время (Карла) в дружинной среде начинается героическая идеализация императора в дружинной среде, но в монашеской среде заметна другая тенденция. В стихотворной обработке 24 году он обнаруживается в Чистилище («Введение Витина»). Хроника 12 века, которая содержится в сказание о Роланде, осуждает жизнь Карла. Наша хроника не осуждает его, а последовательно героизирует. К монахам Оксфордская версия относится к нему довольно терпимо.

Турпин олицетворяет тот идеал креста и меча, над которым доминирует меч. Именно в его певца вложена антитеза: традиционное сочетание геройства и иронии. В целом она выдержана в геройских тонах, но и комическое начало ей не чуждо.

В испанской песне «О моём Сиде» есть персонаж, аналогичный Турпину, клиник Жиром. Это не заимствование и не моделирование: Жиром в песне ещё более исторический персонаж, чем Турпин, который не принимал участие в походах Карла.

В героическом эпосе историческая судьба монашества того времени существенно идеализирована: идеализированный народом монах-воин.

Читайте также:  Понятие покушения на преступление его признаки виды и значение

Композиция в песне о Роланде очень продумана: симметрия, параллелизм частей, две мести карла (сарацинам и Ганилону, суд над ним), не механическое соединение частей, а видимая работа редактора. Вопрос об авторстве смотри в комментариях (он до сих пор остаётся не решённым).

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Источник

Героический эпос раннего феодализма. Ирландские саги. Жанровые особенности. Основные циклы. Образ Кухулина. Героические черты и черты культурного героя.

Особенности героического эпоса:

1. Эпос создавался в условиях развития феодальных отношений;

2. Эпическая картина мира воспроизводит феодальные отношения, идеализирует сильное феодальное государство и отражает христианские верования, хр. идеалы;

3. В отношении истории, историческая основа просматривается четко, но при этом она идеализируется, гиперболизируется;

5. Эпопея связана с фольклорной сказкой, с историческими хрониками, иногда с рыцарским романом;

6. Эпопея сохранилась в странах континентальной Европы (Германии, Франции).

В эпоху раннего средневековья (V—XI вв.) литература в странах Западной Европы развивалась преимущественно на латинском языке, чуждом и непонятном народу.

Это была пора становления феодального строя. С каждым столетием усиливалась эксплуатация крестьянства, усугублявшаяся беспрерывными междоусобными войнами. Феодалы, стремившиеся подавить народное недовольство, внушали народу идею покорности и послушания. Они опирались на христианскую церковную идеологию с ее проповедью смирения, отказа от земных благ, упования на вечное блаженство в загробном мире. Культура, полученная в наследство от древнего мира, пришла в это время в глубочайший упадок. Христианская церковь уничтожила почти все ее сокровища. В монастырских библиотеках хранились лишь некоторые рукописные книги античности. Церковные, монастырские школы были единственным очагом образования: ведь священнослужители должны были уметь читать по-латыни церковные книги.

Церковь воспитывала презрение к живому народному языку, культивировала «священную» латынь, непонятную народу. Переписывались и распространялись сочинения «отцов церкви», духовные стихи, жития святых.

Однако христианское мировоззрение и авторитет церкви не могли полностью подчинить духовную жизнь народа. В пору раннего средневековья существовало и развивалось устное народное творчество. В отличие от ученой церковной литературы народные песни, сказки, предания слагались на живых языках народов, населявших европейские земли, отражали их жизнь, нравы, верования.

Когда в дальнейшем у этих народов появилась своя письменность, произведения народного творчества были записаны. Так они дошли до нас.

К наиболее ранним произведениям устного народного творчества средневековой Европы относятся предания древних ирландцев, так называемые «ирландские саги», возникшие во II—VI вв. и сохраненные народными певцами-бардами. В самых ранних из них, героических сагах, отражена жизнь ирландских кланов (так назывались у древних ирландцев род, семейная община) в эпоху распада родового строя, их обычаи, междоусобные войны.

Особенно интересен цикл саг древнеирландского племени уладов. Герой этих саг — сказочный богатырь Кухулин — одарен сверхъестественной силой, мудростью, благородством. Для него ничего нет выше долга перед кланом. Кухулин гибнет, защищая Ирландию от чужеземцев, приплывших с Севера.

К более позднему времени относятся фантастические саги — поэтические сказания о бесстрашных ирландских моряках, бороздивших на своих утлых суденышках суровые северные моря и океаны. Географические открытия древних ирландцев, знавших путь на Исландию и Гренландию и, видимо, доплывавших до Северной Америки, запечатлены в сказочном мире фантастических саг с их чудесными островами и заколдованными землями.

Кельтские племена, к которым принадлежали древние ирландцы, населяли в древности Британские острова и большую часть нынешней Франции, Бельгии и Испании. Они оставили богатое поэтическое наследие. Заметную роль в дальнейшем развитии средневековой литературы сыграли кельтские предания о сказочном короле Артуре и его рыцарях, сложенные в Британии и перенесенные затем в Северную Францию. Они стали известны по всей Западной Европе.

Великим памятником устной поэзии раннего средневековья является также и «Старшая Эдда» — сборник песен на древнеисландском языке, дошедший до нас в рукописи XIII в. и названный так в отличие от «Младшей Эдды», несколько ранее найденного трактата о творчестве исландских певцов-скальдов.

К наиболее значительным и характерным памятникам героического эпоса относятся прежде всего ирландские и исландские саги. В силу отдаленности этих стран от центров католического мира в их первых письменных памятниках отражены языческие религиозные представления. На примере саг и «Эдды» можно проследить эволюцию эпического творчества от мифов к сказке и затем к героическому эпосу, да и самого героического эпоса от языческой эпохи к христианской. Эти сказания интересны и тем, что дают представления о жизненном укладе в эпоху родового строя.
Особенностью ирландского и исландского эпоса является то, что прозаическое повествование там хронологически предшествует поэтическому.
При сопоставлении поэтики ирландского эпоса с поэтикой эпоса других народов можно обнаружить немало общих черт. Кельтский пантеон во многом аналогичен греко-римскому, однако лишен того изящества и гармонии, какой наделили своих богов и героев греки и римляне. Нетрудно заметить сходство богатыря Кухулина, рожденного от бога света Луга и смертной женщины, с античными героями-полубогами. Королю Конхобару приданы черты идеального монарха, который, подобно эпическому королю Артуру, Карлу Великому или былинному князю Владимиру, оттесняется на дальний план повествования своими богатырями, в первую очередь собственным племянником Кухулином. Поединок Кухулина со своим внебрачным сыном Конлайхом, погибшим от руки отца, напоминает единоборство Ильи Муромца с Сокольничком или гибель Одиссея от руки сына, прижитого им от Каллипсо. Простота и грубость нравов и даже жестокость и вероломство, которые не порицаются, а превозносятся, присущи дохристианскому эпосу у разных народов и роднят саги и «Эдду» с «Илиадой» и «Одиссеей», «Махабхаратой» и «Рамаяной», былинами и историческими книгами Ветхого Завета.
Объективно представить жизненный уклад германцев и скандинавов в период родового строя по «Беовульфу» уже невозможно. Записавший около 1000 г. эту бытовавшую с начала VIII в. поэму клирик всячески стремится изгладить из нее языческую образность, заменив ее библейской, преимущественно ветхозаветной (например, чудовище Грендель, побежденное королем геатов Беовульфом, именуется «отродьем Каина», хотя оно явно относится к персонажам древнегерманской мифологии). Любопытно, однако, что при неоднократном упоминании о Едином Боге («Правителе мира») нигде не встречается имя Иисуса Христа. Этика «Беовульфа» тоже представляет собой переход от языческой к христианской. То, что действие поэмы происходит не в Англии, а на Скандинавском полуострове, вовсе не говорит о ее иноземном происхождении: ведь и в поэме «Витязь в тигровой шкуре» события разворачиваются не в Грузии, а на Аравийском полуострове.

Старшая Эдда» и «Младшая Эдда» как источник знаний о скандинавской мифологии и культуре. Картина мира в песнях о богах. Образы Одина, Бальдра, Локи. Понятие чести в песнях о героях

Читайте также:  Краткий очерк истории отождествления человека по признакам внешности

«Эдда» – в средние века так называлась книга, написанная в 1222-1225 гг. знаменитым исландским историком и поэтом Снорри Стурлусоном. Книга эта представляет собой учебник поэтического искусства (скальдической поэзии) и содержит:

· обзор языческой мифологии

· обзор поэтической фразеологии

· образцы стихотворных размеров

«Старшая Эдда» – это литературный памятник, который уходит корнями в эпоху архаики. В эддических песнях отражены мифы скандинавских народов, мифы германских племен и некоторые мифы того времени, когда складывалась индоевропейская языковая общность.

С одной стороны, «Старшая Эдда» – это мир яркой фантастики, мир, где среди молний по небу скачут валькирии, драконы сторожат сокровища, боги вмешиваются в судьбы людей. А с другой стороны, это мир вполне конкретной действительности, где переживания выражаются только посредством действий или лаконичных высказываний, люди оцениваются критически и даже боги наделены всеми слабостями и пороками людей. Это мир трезвой и пессимистической морали, не освященной никакими сверхъестественными авторитетами.

«Младшая Эдда» в основе своей содержит не только свод законов, свод исторических повествований, свод основ мироздания, но и также в ней существует раскрытие таинственных смысловых связей, некоторый словарь, даже некоторые смысловые числовые значения букв (рун).

«Младшая Эдда» рассказывает об Одине, в отличие от «Старшей Эдды», не как о боге, а как о человеке, рассказывает историю его появления в Скандинавии, о его мудрости и знаниях.

· хейти (прием поэтического иносказания, основанного на цепи ассоциаций и синонимов. Хейти неба: «твердь», «безоблачное», «ураганное», «беспредельное», «лучистое», «вьюжное», «верх», «бездонное», «высь», «молния», «покров», «широкосинее».)

· обилие собственных имен

· повторяющиеся формулы, словесные клише

· богатая синонимика и конкретность значений. Слов с абстрактным значением в языке «Эдды» вообще нет.

· компактность, лаконизм, стремительность.

Стихосложение

В русском языке начальное ударение никогда не было правилом, и слов с начальным ударением в нем мало. Поэтому в нем аллитерация вообще не может играть той роли, которую она играет в песнях «Эдды». Перевести песни «Эдды» на русский язык «размером подлинника» нельзя.

Понятие чести

Время возникновения героической поэзии – это эпоха, когда развивались дружинные отношения, и война становилась основным промыслом варварских племен. Поэтому основное действующее лицо в героической поэзии – всегда воин. Общественный строй этого времени – военная демократия. Герой поэзии такого общества – всегда идеальный герой. Сущность героизма – в безграничной силе духа, в победе человека над самим собой, то есть в совершении им чего-то трагического для него самого, часто такого, что ведет его к гибели. Поэтому героическая песнь по содержанию – не панегирик, а трагедия, повествование не о радости и славе, а о горе и гибели. Герой одерживает победу над собой во имя того, что представлялось людям высшим долгом – поддержание чести рода или своей героической чести. А поддержание героической чести заключалось прежде всего в убийстве ради мести. Хамдир и Сёрли готовы умереть, чтобы отомстить за свою сестру Сванхильд. Брюнхильд добивается убийства Сигурда, которого она любит, чтобы отомстить за свою оскорбленную героическую честь – за то, что он заставил ее нарушить данный ею обет выйти замуж только за самого бесстрашного. Гудрун убивает своих сыновей и своего мужа, чтобы отомстить за своих кровных братьев Гуннара и Хёгни.

Мифология. Песни о богах

Жилище богов Асгард упоминается наряду с жилищем людей Мидгард. Мидгард окружает широкий океан, в котором живет Ёрмунганд, некая хаотическая сила, временно обузданная богами, но потенциально опасная. Где-то на краю земли, в дикой скалистой местности находится страна великанов — Ётунхейм.

В горизонтальной плоскости разыгрывается противостояние: асы (группы скандинавских богов)-великаны (ётуны, турсы) и асы-карлики (цверги, черные альвы). В этой же плоскости находятся и представления о четырех карликах, поддерживающих края неба по углам Вселенной и которых зовут по названиям стран света. В вертикальной плоскости принято рассматривать концепцию мирового древа — ясеня Иггдрасиля, соединяющего небо, землю и подземный мир. На верхушке древа находится жилище богов — Асгард. Там же, на верхушке древа, находится и верхнее царство мертвых Вальхалла, куда попадают воины, павшие в бою. Люди, умершие смертью обычной, попадают в подземный мир мертвых, Нифльхейм. На верхушке мирового древа сидит орел, а у корней — змей Нидхёгг. На среднем уровне — четыре оленя, поедающие листья с древа и роняющие росу со своих рогов в подземное царство. Белка, снующая по дереву, своеобразный посредник между верхом и низом. Сведения об этапах сотворения и обустройства мира изложены в основном в одной из песен «Эдды» — в «Прорицании Вёльвы» и частично дополняются иными источниками.)

Поводом к войне между асами и ванами стало появление злой колдуньи Хейда жен асов Сив, Идунн и Скади.

Важнейшие боги пантеона:

Локи. Он коварный зачинщик всякого зла. Он причина смерти светлого бога Бальдра, Которого оплакивал весь мир. Когда наступит гибель богов, Локи будет сражаться против них на стороне злых сил. Поэтому он, естественно, противник Тора. Но Локи выступает в мифах не только как противник Тора, но также как его спутник и помощник. Он выступает подчас как шутник, который сам не понимает, какие последствия может иметь его шутка, И он строит козни не только против богов, но и против великанов, т. е. злых сил.

Хеймдалль. В скандинавской мифологии упоминается с эпитетами «светлейший из асов», «предвидящий будущее», прозвища его — «златорогий» и «златозубый». Появляется он обычно на коне «с золотой челкой». В «прологе конца света» Хеймдаллю предстоит схватиться с Локи, с которым они сражались, приняв обличье тюленей, за драгоценности Фрейи — Брисингамен.

Хёнир. После войны асов и ванов он был отдан ванам в качестве заложника. В мифах упоминается о его участии в оживлении деревянных изваянии людей, а также в истории с похищением Идунн, когда он принимал облик орла. Согласно «Прорицанию Вёльвы», после гибели богов и мира Хёнир останется жить в обновленном мире.

Фрейя. Будучи дочерью Ньёрда, она по происхождению относится к ванам, однако живет в общине асов, являясь женой Ода (возможно, Од — ипостась Одина). Фрейю принято считать богиней плодородия, любви и красоты.

Фригг. Богиня брака, любви, семейного очага, деторождения.

Особенности исторического эпоса развитого феодализма. Основные циклы. Бахтин об отличительных чертах эпопеи. «Песнь о Роланде». Историческая основа и её трансформация. Образы Роланда, Оливье, Карла Великого, Ганелона. Их роль в раскрытии содержания поэмы.

Источник