27 летний композитор почувствовал первые признаки глухоты

Глухой композитор

Бетховен запомнился нам не только, как один из величайших композиторов за всю историю человечества, но также и за то, что значительную часть своих гениальных творений он создал, будучи абсолютно глухим.

Когда и почему Бетховен начал терять слух?

Сразу отметим, что Людвиг не родился глухим. Более того, слепым и немым он также не был (по поводу «слепоты» — Бетховена в этом плане часто путают с Бахом).

Подобно всем остальным эпизодам биографии Бетховена, его глухота (а точнее, причины ее развития) также вызывает вопросы и множество споров со стороны разных биографов.

В частности, в интернете Вы можете найти значительное количество гипотетических причин глухоты Бетховена. По данным самых разных биографов, что только ни влияло на потерю слуха у великого композитора: от неврологических нарушений и внутреннего отита (лабиринтита) до отравления свинцом и сифилиса.

Даже на сегодняшний день потеря слуха является огромной проблемой не только для больного, но и для лечащего его врача — ведь причин заболевания может быть огромное количество. Один только этап диагностики может стать настоящей головоломкой для врача — и это при нынешних медицинских технологиях. Ну а на тот момент о правильной диагностике причин потери слуха и, тем более, о методах лечения глухоты не было даже и речи!

Поэтому вопрос «почему великий Бетховен потерял свой слух?» не имеет и не может иметь правильного ответа и, скорее всего, никогда его не получит.

Если же все-таки попытаться сузить круг гипотетических причин глухоты Бетховена, то наиболее «адекватной» версией является аномальный рост у композитора кости внутреннего уха (отосклероз), который, в свою очередь, мог быть следствием болезни Педжета (однако это тоже под вопросом).

Помимо причины глухоты композитора сомнения также затрагивают и примерную дату, когда именно Бетховен начал осознавать, что теряет свой драгоценный слух.

Если же усреднить данные разных биографов, то можно точно предположить, что первые признаки ухудшения слуха Людвиг начал замечать в период с 1795 по 1800 годы — тогда ему было 24-29 лет, соответственно. Однако, судя по письмам самого Бетховена, мы можем точно сказать, что первые признаки потери слуха он начал замечать как минимум с 1796 года.

Бетховен скрывал свою глухоту

К 30 годам Людвиг уже завоевал признание венской публики, уже сочинив шесть струнных квартетов, первую симфонию, пару фортепианных концертов, а также прославился, как сильнейший пианист Вены. Согласитесь, неплохая перспектива для молодого музыканта!

Однако параллельно с этим Людвига все сильнее и сильнее доставал посторонний звон в его ушах. Естественно, набирающего популярность композитора это явление волновало чрезвычайно сильно.

Текст не будем цитировать дословно, но смысловое содержание было примерно таким:

«Самое драгоценное, чем я владею — это мой слух. И он совершенно испортился. Когда ты был со мной, я уже чувствовал симптомы, но ничего о них не говорил. Теперь они стали намного хуже. ».

Стоит отметить, что по содержанию письма было понятно: композитор все еще имел надежду на излечение от данного недуга. Бетховен также попросил Аменду держать это в секрете.

В свою очередь, последние начали всерьез беспокоить Людвига после перенесения им тяжелой болезни (судя по всему, тиф) в 1797 году. А, вообще, о первых болях в брюшной полости и в груди Бетховен упоминает еще в том самом письме его другу Шадену, в котором он жаловался о своем душевном и физическом состоянии после смерти матери, Марии-Магдалины ван Бетховен.

Хотя сам Бетховен, очевидно, тоже верил в эту причинно-следственную связь, он все же очень скептически относился к самим методам лечащих его врачей и время от времени посылал письма профессору Вегелеру, советуясь с ним по разным вопросам медицинского характера. Ну а с навещавшими его врачами он постоянно ссорился.

Молодой композитор даже и представить не мог, что потеряет чуть ли ни самое важное — его собственный слух. Но в конце концов он начал осознавать тяжесть и очевидную неизлечимость своей болезни и начал постепенно признаваться в этом самому себе.

Для любого человека такой недуг стал бы страшным ударом, но, учитывая, что Людвиг в то время уже «сложился» в качестве популярного композитора, для него это было двойным ударом.

Бетховен пытался сохранить свою проблему в тайне даже от представителей его близкого окружения в Вене. В первое время ему даже приходилось избегать различных общественных мероприятий, где его присутствие было бы очень важным. Людвиг боялся, что узнай об этом венская общественность, и его карьера пианиста потерпит крах (однако все равно в течение нескольких лет об этом узнают все).

Стоит отметить, что в вышеупомянутом письме Людвиг также сообщил своему старому другу, Вегелеру, более приятные новости, где рассказал о своих чувствах к одной милой девушке. В это время сердце Бетховена принадлежало его любимой ученице — Джулии Гвиччарди.

Именно ей Людвиг посвятит, наверное, самую известную из его сонат для ф-но, получившую номер «14» и уже позже прозванную в обществе «Сонатой лунного света» или «Лунной сонатой«.

Несмотря на то, что Джулия Гвиччарди была выше Бетховена по социальному статусу, композитор все еще мечтал приобрести известность, заработать много денег и „подняться“ до его уровня, чтобы жениться на ней.

Однако легкомысленная графиня нашла себе другого кумира — практически бездарного композитора Галленберга. Да и сам Бетховен, возможно, уже тогда начал понимать, что, даже если с материальной точки зрения он рано или поздно и „дотянется“ до социального статуса Джулии Гвичарди, то все равно, зачем этой девушке глухой супруг.

Людвиг уже тогда понимал, что глухота может не покинуть его до конца жизни. Ну а в 1803 молодая графиня выйдет замуж за Галленберга и уедет в Италию.

Гейлигенштадское завещание Бетховена

В 1802 году Людвиг по совету своего лечащего врача — профессора Иоганна Адама Шмидта , проживает в потрясающей своей живописностью местности — Гейлигенштадт, который в наше время является пригородом Вены, а тогда находился в северной части черты города. Из окон его дома открывался поразительный вид на поля и реку Дунай.

Видимо, профессор Шмидт считал, что Людвигу нужно лечить не сколько слух, сколько привести в порядок его душевное состояние, а также вылечить те самые заболевания органов брюшной полости. Скорее всего он полагал, что таким образом слух перестанет покидать композитора.

Однако лечение, может быть, и помогало в нормализации душевного состояния, но уж точно не останавливало прогрессирующую глухоту. Как-то раз Бетховен гулял по лесу недалеко от Гейлишенштадта вместе со своим другом и учеником, Фердинандом Рисом. Оба музыканта обратили внимание на пастуха, который играл на деревянном духовом инструменте (судя по всему, свирели).

Читайте также:  По форме выражения признаки бывают моментные и интервальные

Рис уже тогда заметил, что Людвиг не мог расслышать мелодию, которую играл пастух. При этом, по словам самого Риса, музыка была очень красива, но Бетховен ее не слышал. Пожалуй, это был первый случай, когда кто-то из близкого окружения Людвига узнал об этой проблеме самостоятельно, не от слов самого композитора.

Лечение, продолжавшееся с апреля по октябрь, к сожалению, так и не помогло Бетховену забыть о проблеме глухоты. Наоборот, чем дальше шло время, тем сильнее композитор осознавал, что от этой проблемы ему уже не избавиться.

Уже после смерти Людвига в 1827 году его друзья, Антон Шиндлер и Стефан Брёйнинг, найдут на столе в его доме документ, похожий на письмо его братьям. Данное письмо получило известность, как Гейлигенштадское завещание.

В этом письме от 6 октября 1802 года (с дополнением от 10 октября), оставленном своим братьям — Каспару и Иоганну (только вместо имени Иоганна он оставил пробелы), Бетховен рассуждал о страданиях, вызванных глухотой. Также он просит людей простить себя за то, что не слышит их речи.

Оригинал »Гейлигенштадтского завещания» невозможно читать без глубочайшего сожаления, ибо оно насквозь пропитано жалостью и эмоциями отчаявшегося композитора, который на тот момент, возможно, находился на грани самоубийства.

Действительно, некоторые ученые посчитали Гейлигенштадтское завещание чуть ли ни предсмертной запиской. По их мнению, Людвигу просто не хватило мужества совершить самоубийство, а от самого письма он просто не успел избавиться.

Но другие биографы не находят никаких прямых мыслей Бетховена о попытке самоубийства, а видят лишь гипотетические размышления композитора о самоубийстве, как о бегстве от страданий, вызванных глухотой.

Сам Бетховен в этом письме четко дал понять, что в его голове на тот момент было столько новой и не поведанной миру музыки, что ради этого стоит жить.

Глухой композитор продолжает творить

Наверное, самым поразительным является тот факт, что, несмотря на прогрессирующую глухоту, Людвиг продолжал сочинять просто потрясающие произведения.

Даже когда глухота полностью победит его, несчастный Людвиг, топая ногами и завывая, будет писать красивейшую музыку которую он сам не сможет услышать физически, но эта музыка будет звучать в его голове. Во многом ему поначалу помогали специальные слуховые трубки (1816—1818), которые сейчас находятся в его родном доме-музее в Бонне (они изображены на заставке в начале статьи). Но композитор недолго их использовал, так как по мере развития глухоты смысл в их использовании уменьшался.

Более тщательный разбор биографических источников позволяет говорить о почти полном наступлении глухоты у Бетховена в 1823 году — левое ухо тогда, судя по всему, слышало очень плохо, а правое — практически уже не работало.

В любом случае, после написания Гейлигенштадского завещания Людвиг продолжает жить дальше и сочинять музыку. Несмотря на свой недуг, а также на безответную любовь к графине Джулии Гвиччарди и последующее разочарование в ней (а также на другие неудачные романы, о которых мы поговорим в следующих выпусках), Бетховен продолжает свою композиторскую деятельность — в целом этот творческий период композитора биографы называют «Героическим».

Ну а в последние годы Бетховен и вовсе пользовался специальными «разговорными тетрадями» (начиная с 1818), с помощью которых он общался со своими друзьями. Как правило, они писали в этих тетрадях какие-то вопросы либо реплики, а Людвиг отвечал на них — либо также письменно, либо устно (напомним, что немым Бетховен не был).

После 1822 года Людвиг, вообще, откажется от любого рода медицинской помощи для лечения его слуха, ибо в то время ему придется лечить совершенно другие болезни.

Другие периоды биографии Бетховена:

Биография Бетховена — вся информация о Биографии Бетховена

Источник

Как глухой Бетховен смог стать одним из величайших композиторов, и почему от так и не женился

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

«Пусть страдалец утешится, видя такого же страдальца, как и он сам, который, вопреки всем преградам, воздвигнутым самой природой, сделал всё, что было в его силах, дабы стать человеком, достойным этого имени.»
(Людвиг ван Бетховен)

Людвиг ван Бетховен (Ludwig van Beethoven) не просто величайший композитор. Он, без всяческих сомнений, один из героев нового времени. У каждой эпохи свои герои. Времена античности ознаменовались такими фигурами, как Александр Македонский, Юлий Цезарь и другими великими личностями. Пришли новые времена для Европы и с ними новые герои. Политики, военачальники, полководцы потеряли актуальность. Образцами новых героических качеств, созвучных наступившей эпохе, становились иные значительные люди. Одним из которых и стал блистательный композитор, обладатель дара воистину божественного.

Принято считать, что у Людвига было тяжёлое беспросветное детство, что он был несчастным, глухим чуть ли не от рождения, одиноким и нищим. Конечно, гений обязан быть убог, иначе человечество не желает признавать его гениальность. Но это было не совсем правдой. Точнее, во многом это ложь.

Жестокий отец и несчастное детство

Будущий гений родился в музыкальной семье. Его отец, Иоганн ван Бетховен был довольно талантливым певцом-тенором. Уважаемым настолько, что его приглашали почтенные состоятельные люди обучать их детей музыке. Часто отца Бетховена совершенно несправедливо изображают опустившимся неудачником, пьяницей и деспотом.

Иоганн был авторитарен. Он действительно желал воспитать из Людвига второго Моцарта. Но всё дело в том, что мальчик был способным к музыке и отец это видел. Иначе никакие принудительные многочасовые занятия не помогли бы Людвигу стать впоследствии великим композитором. Правда именно композиторский талант сына Иоганн рассмотрел не сразу. В этом ему помог учитель Людвига, Кристиан Готлоб Нефе, который обучал мальчика музыкальной грамоте.

Именно Нефе первым заметил, что мальчик не просто второй Моцарт, в нём кроется настоящий музыкальный гений композитора. Он сказал об этом отцу мальчика и первым познакомил общественность с музыкой Людвига. Публика была в восторге от музыки юного Бетховена, которому на тот момент было всего двенадцать.

К сожалению, в 1787 году умерла мать Людвига и любимая жена Иоганна, Мария-Магдалина. После этого отец композитора сломался. Он стал пить, постепенно опустился и Людвигу пришлось содержать его и своих братьев. Но отец всегда безмерно гордился сыном-композитором.

Глухой от рождения композитор

Бетховен не был глухим всегда, как многие считают. Он стал постепенно терять слух примерно с двадцати шести лет. Полностью он оглох к сорока четырём, до этого он с трудом, но различал звуки. Бетховен пользовался специальной слуховой трубой. Она была довольно громоздкой, что делало ношение её с собой чрезвычайно неудобным.

Когда композитор начал терять слух и понял, что это неизлечимо и что его ждёт в итоге, он был просто в отчаянии. Людвиг очень боялся, что о его глухоте узнают, стал отказываться играть и дирижировать. Он даже подумывал о самоубийстве. Он без конца вопрошал Бога за что ему дано такое жестокое испытание. Но в процессе он смирился и научился с этим жить. Бетховен начал писать в специальных, как он говорил, разговорных тетрадях, которые стали его жизнеописанием.

Читайте также:  Признаки воспаления лимфоузлов в области шеи

Самое главное, что не произошло то, чего композитор так боялся: да, он не слышал звуков, но музыка не покинула его. Она звучала в его голове постоянно. Он творил, зажимая в зубах один конец карандаша, а другой упирал в корпус рояля. Так композитор ощущал вибрации. Самые потрясающие свои произведения он написал именно в период, когда стремительно терял слух. Так что у Бога свои планы на нас, которые мы часто не можем постичь, но это всегда лучшее.

Одинокий и несчастный

Бетховен никогда не был женат, но он не был одинок. Он часто увлекался, как настоящая высокотворческая личность. Романы просто заканчивались всегда неудачно. По слухам Людвиг был робок с женщинами и пуританин до мозга костей. Он не мог позволить себе вольностей с дамой. Замужние дамы были для него всегда однозначным табу. С некоторыми ему не везло. Ведь очень часто дамы видели в нём лишь средство для достижения своих корыстных целей. И вдоволь наигравшись с чувствами многообещающего гения, выскакивали замуж за приземлённого богатея.

Искренние взаимные чувства с Терезой Брунсвик, с которой Бетховен был тайно помолвлен, тоже закончились ничем. Несмотря на чувства, пара рассталась по неизвестным причинам. Многие историки склонны считать знаменитое письмо Бетховена к некой «бессмертной возлюбленной» адресованным именно Терезе. Но точных подтверждений этому нет. А может оно вообще обращено не к какой-то женщине, а подлинной вечной возлюбленной великого композитора — Музыке?

С Людвигом всегда были рядом друзья, знакомые, родственники. Он даже иногда уезжал из Вены, где он жил, за город, чтобы побыть одному и заняться тем, что любил больше самой жизни — своей музыкой. Когда он хотел поработать в одиночестве, то писал, чтоб никто его не посещал, что он занят и ему никто сейчас не нужен.

Одиночество великого мастера было скорее моральным. Его часто не понимали. Иногда не могли оценить в полной мере произведения Бетховена из-за их сложности. Композитор прекрасно понимал, что многие его произведения не для масс, публика их не поймёт. Он писал музыку для себя. Часто упоминают о том, как на подобный упрёк Бетховен прямо ответил Шиндлеру: «Как Вам, с Вашей заурядностью, понять нечто незаурядное?»

В своих письмах и записях, в отличие от того же Моцарта, который всегда писал слово la musique по-французски, Бетховен пишет — die Kunst («искусство» по-немецки). Для Бетховена музыка была божественным и священным искусством. Один из самых знаменитых портретов композитора, кисти Виллиброрда Мэлера, изображает его в роли Орфея.

Нищий гений

Бетховен никогда не был особенно богат. Только это не потому что ничего не зарабатывал. Просто композитора мало интересовали различные бытовые блага. Бетховен всегда мог помочь друзьям деньгами, если они в них нуждались. Людвиг написал однажды: «Представь только, вдруг кто-то из моих друзей нуждается, а у меня нет денег, и я не могу помочь ему сразу же, не беда, мне стоит только сесть за стол, взяться за работу, и очень скоро я помогу другу выбраться из нужды… Это просто замечательно. Так вот, я решил, что пусть моё искусство служит ко благу бедняков».

Свою не весьма благополучную семью Людвиг содержал на свои деньги до самой своей смерти. Бетховен даже оставил в наследство своему непутёвому племяннику Карлу, которого очень любил, привилегированные акции Австрийского национального банка. Хотя сам, как говорят, умер на постели с клопами. Вопреки распространённому мнению жилище композитора совсем не было таким убогим. Это была роскошная квартира, которую до него занимал генерал австрийской армии.

Послание Бетховена ко всему человечеству

Лучше всего свои взгляды и принципы композитор выражал в своей музыке. Произведения, которые он смог создать тогда, когда перестал слышать, очаровывают, оказывают на слушателя гипнотическое действие. Они пьянят, Бетховен заявляет: «Я — Вакх, который выжимает сладостный сок винограда для человечества. Это я дарую людям божественное исступление духа».

Задумку произведения, которое стало бессмертным шедевром и визитной карточкой великого композитора, он вынашивал больше двух десятков лет. Пробой к нему стала Девятая симфония. Бетховен примерялся, использовал разные музыкальные формы. Изначально бессмертная «Ода к радости» должна была украсить десятую или одиннадцатую симфонии (композитор говорил, что написал их, но рукописи не нашли). Но всё же он включил её в девятую симфонию.

Впервые «Ода к радости» прозвучала вместе с Девятой симфонией в 1824 году. Очевидцы рассказывали, что после того, как музыка отзвучала, композитор стоял спиной к залу. Одна певица обратила на это внимание и развернула его. Аплодисменты пришедшей в состояние неистового восторга публики прозвучали целых пять раз. При этом, согласно этикету, даже венценосным особам принято было рукоплескать лишь трижды. Овации удалось прервать только с помощью полиции. Композитор был потрясён настолько, что потерял сознание и не приходил в него до вечера следующего дня.

На партитуре девятой симфонии Людвиг ван Бетховен написал:
«Жизнь есть трагедия.
Ура!»

Смерть героя и триумф жизни

Когда композитор скончался, проводить его в последний путь пришло огромное количество людей. Самый лучший австрийский актёр произнёс посмертную речь, а лучший поэт Австрии, Франц Грильпарцер, написал некролог. День рождения Бетховена и день его смерти стали отмечать грандиозными концертами. В его честь написано множество пьес, стихов, книг.

Современники композитора прекрасно знали, что он гениален, что он не такой как все, что он очень особенный человек. Сейчас личность Бетховена является иконой для музыкантов разных стилей и направлений. Пусть сам он умер, но музыка его будет жить вечно, вдохновляя собой целые поколения.

«Подлинный художник лишён тщеславия, он слишком хорошо понимает, что искусство неисчерпаемо.»
(Людвиг ван Бетховен)

Подробнее о личной жизни великого композитора, прочтите в нашей статье безответная любовь Людвига ван Бетховена.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источник

Великий глухой. Психиатр о Людвиге ван Бетховене

Музыкальное творчество Людвига ван Бетховена (1770–1827) признается одной из вершин в истории мирового искусства. Композитор, дирижер, пианист, он стал ключевой фигурой в западной классической музыке в период между классицизмом и романтизмом… Но какой безрадостной оказалась жизнь общепризнанного гения!

Диагностическое предположение

Импульсивный тип эмоционально неустойчивого расстройства личности (психопатия). Соматогенная дисфорическая депрессия (дисфория – тоскливо- злобное настроение с раздражительностью).

Испытание клавесином

Детство Людвига нельзя назвать радужным. Отец, страдавший алкоголизмом, с чрезмерно грубой настойчивостью пытался сделать из сына знаменитого музыканта. Вернувшись поздно ночью домой, он часто будил ребенка и с побоями гнал его к клавесину. Мечтая, чтобы сын достиг славы Моцарта, заставлял несчастного мальчика выполнять упражнения по семь – восемь часов подряд. И только врожденный талант Людвига позволил ему не «сломаться» и не возненавидеть музыку: в восемь лет он провел свой первый концерт в Кельне. На протяжении всей жизни Бетховен считал, что «высшим отличием человека является упорство в преодолении самых жестоких препятствий».

Материальные лишения заставили Людвига рано поступить на работу в придворную капеллу в качестве органиста.

Читайте также:  Царская кровь внешние признаки

После смерти матери вся забота о двух младших братьях легла на плечи Людвига: он устроился в оперный театр, где играл на альте, давал уроки, выступал с концертами. И продолжал учиться у лучших педагогов Вены – знаменитых композиторов Гайдна и Сальери, а в 1796 году уже начал публиковать свои первые произведения.

Выше тысячи князей

Суровое детство и юность перешли в полную труда и лишений взрослую жизнь, сформировав у композитора независимый и брутальный характер, который проявлялся, «невзирая на лица». Например, когда один из его покровителей, князь Лихновский, захотел, чтобы молодой пианист выступил перед детьми и гостями, Людвиг отказался. Князь велел слугам выломать дверь в комнату композитора. Бетховен в возмущении покинул имение князя, а на следующее утро послал ему письмо со словами, которые со временем стали знаменитыми: «Князь! Тем, чем вы являетесь, вы обязаны случаю и происхождением; тем, чем я являюсь, я обязан самому себе. Князей есть и будут тысячи, Бетховен – один!»

Поведение Бетховена носило часто экстраординарный характер и делало общение с ним крайне затруднительным, давало повод к ссорам, иногда оканчивавшимся продолжительным прекращением отношений даже с преданными ему людьми, которых он ценил, считая близкими друзьями. Это дало повод исследователям считать, что он был «тяжелым психопатом». Бетховен отличался мнительностью, которая поддерживалась у него боязнью наследственного туберкулеза. Он писал: «К этому присоединяется еще меланхолия, которая является для меня почти таким же большим бедствием, как и сама болезнь».

Интересные факты

Портрет 1803 года. Художник – Христиан Хорнеман (Christian Horneman)

Любовь как музыка

Об отношениях Бетховена с женщинами стоит сказать особо, так как оно не могло не влиять на его творчество. Женщинам посвящено много прекрасных произведений, которые композитор оставил нам в наследство. Чаще всего они являлись плодом его страстной, но безответной любви. Личная жизнь Бетховена так и не сложилась. Есть предположение, «что он вообще не знал женщин, хотя многократно влюблялся, и остался на всю жизнь девственником». Друг композитора, Франц Вегелер, вспоминал: «…насколько мне известно, все его возлюбленные принадлежали к более высокому сословию». Возможно, слово «возлюбленные» было употреблено в платоническом значении.

В 1801 году Бетховен влюбился в свою ученицу графиню Джульетту Гвиччарди – легкомысленную барышню, обладавшую музыкальными способностями. Знаменитая «Лунная соната» (1802 год) посвящена именно этой девушке, которая позже вышла замуж за соперника композитора – графа Р. Галленберга. Так, в постоянных влюбленностях «до безумия», в мечтах о счастье, за которыми очень скоро наступало разочарование, проходили его дни. «И вот в этих-то чередованиях – любви, гордости, возмущения – надо искать наиболее плодотворные источники бетховенских вдохновений».

Все вверх дном

«Влюбленный Бетховен готов был даже играть на публике».

«В своих повадках Бетховен был очень неуклюж и беспомощен. В его неловких движениях не было ни малейшего изящества. Он редко брал что-либо в руки, не уронив и не разбив… У него не было неповрежденной мебели, по крайней мере из числа ценной; все было завалено, запачкано, сломано»(Вспоминая Бетховена: биографические заметки Франца Вегелера и Фердинанда Риса. М. : Классика-ХХI, 2001).

Мрачный отшельник

С 1796 года у Бетховена начала развиваться трагическая для любого музыканта глухота. Даже ночью в ушах у него стоял непрерывный шум, слух ослабевал все больше и больше. И это привело к еще большей меланхолии, болезненной недоверчивости, раздражительности. В произведениях этого периода (1802–1803 годы) наметился переход к новому бетховенскому стилю. Во второй симфонии, в фортепианных сонатах и вариациях, в «Крейцеровой сонате», в песнях на тексты немецкого поэта Христиана Геллерта Бетховен обнаруживает небывалую силу драматурга и эмоциональную глубину.

Болезнь прогрессировала. Последний концерт музыкант исполнил в 1808 году. Постепенно стали невозможны и дирижерские выступления. К этому времени Бетховен уже не нуждался в деньгах, но при этом жил в полуразвалившемся доме в маленькой деревушке Хейлигенштадт вблизи Вены, что создавало впечатление крайней нищеты. Из-за глухоты он стал отшельником, все реже появлялся в обществе, что явно свидетельствовало о нарастающей тоске. Депрессия настигла композитора в зените славы, и, хотя меценаты назначили ему солидную пенсию, отчаяние все чаще охватывало его, пока заболевание не достигло своей высшей точки в мысли о самоубийстве, выраженной в Хейлигенштадтском завещании. Этот потрясающий документ, датированный октябрем 1802 года, – прощальное письмо братьям, дает возможность понять все его душевные муки и переживания. «Мне казалось немыслимым покинуть этот мир прежде, чем я выполню то, к чему я чувствовал себя призванным», – пишет Бетховен. Для беседы ему начали требоваться тетради, в которых собеседники писали музыканту свои вопросы и ответы.

«Мокрое» вдохновение

Портрет кисти Йозефа Штилера (Joseph Karl Stieler), созданный весной 1820 года, – самое популярное изображение Бетховена.

Процесс создания знаменитых бетховенских произведений отличался своеобразием. «Нередко в глубочайшем неглиже становился он к умывальнику, выливал на руки один кувшин за другим, при этом то бормотал, то выл что-то (петь он не мог), не замечая, что стоит уже, как утка в воде, прохаживался затем несколько раз по комнате со страшно вращающимися глазами или совершенно остановившимся взглядом и, по-видимому, бессмысленным лицом, подходил по временам к письменному столу, чтобы сделать заметки, и потом продолжал умывание с вытьем дальше. Как ни смешны были всегда эти сцены, но никто не должен был замечать их, еще менее мешать ему в этом мокром вдохновении, потому что это были моменты или, вернее, часы глубочайшего размышления». По свидетельству его друзей, «во время работы выл, как зверь, и метался по комнате, напоминая своим истерзанным видом буйного помешанного» (Фейс О. HOMO MUSICUS: Генеалогия и психология музыкантов. М., 1911).

Губительное перенапряжение

Было бы неверно объяснять все отрицательные качества Бетховена исключительно нарастающей глухотой, так как многие особенности его характера проявились уже в юности. «Самая существенная причина его повышенной раздражительности, сварливости и властности, граничащей с надменностью, заключалась в необычайно интенсивном стиле работы, когда он внешней концентрацией пытался обуздать свои представления и идеи и величайшими усилиями сжимал творческие замыслы. Такой мучительный изнуряющий стиль работы постоянно держал мозг и нервную систему на грани возможного, в состоянии напряжения. Это стремление к лучшему, а иногда и к недостижимому, выражалось и в том, что он часто, безо всякой надобности, задерживал заказанные сочинения, нисколько не заботясь об установленных сроках».

Но никакая болезнь не могла помешать непрерывному потоку гениального вдохновения, и, ко всеобщему удивлению, именно в эти годы Бетховен создал одно за другим свои самые известные произведения. Можно предположить, что глухота, принуждая его к самоуглублению и обрекая на одиночество, способствовала становлению и развитию музыкального гения и энергии великого композитора.

В течение жизни композитор перенес много соматических заболеваний: оспа, ревматизм, порок сердца, стенокардия, подагра, цирроз печени (в результате либо алкоголизма, либо сифилиса). Наличие подобных расстройств вряд ли могло способствовать хорошему настроению и радостному восприятию жизни. Поэтому Бетховен выглядел стариком уже в пятидесятилетнем возрасте.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник