26 неизменных признаков агентов разведслужб сша за границей

Эксперт: В США долго не могли понять, как КГБ вычисляет агентов ЦРУ

Охваченные паранойей руководители ЦРУ винили в провале своих агентов возможных «кротов», хотя проблема заключалась в том, что они недооценивали аналитические способности КГБ, утверждает преподаватель международных отношений Кембриджа и автор книги о советской разведке Джонатан Хеслам, передаёт РИА Новости.

Во времена холодной войны КГБ с лёгкостью вычислял американских агентов, действовавших под прикрытием, что приводило к срыву операций и заставляло руководителя контрразведки Джеймса Энглтона подозревать всех своих сотрудников в работе на СССР, пишет Хеслам в своей статье для издания Salon.

По словам эксперта, после 1991 года Управление предлагало крупные суммы Юрию Тотрову, которого американцы прозвали «теневым начальником отдела кадров ЦРУ», чтобы тот издал мемуары и раскрыл советские методы разведки, однако тот отказался.

Впервые Тотров стал применять свою систему вычисления сотрудников американских спецслужб в конце 1950-х годов в Таиланде и позднее в Японии — двух странах, находившихся под сильным влиянием США, пишет Хеслам. Вернувшись в Москву, он стал исследовать архивы КГБ, чтобы выявить закономерности в поведении сотрудников ЦРУ под наблюдением, изучал специальную американскую литературу и открытые данные полицейских служб разных стран. Позже к этой работе были подключены коллеги из стран Организации Варшавского договора и Кубы.

В результате Тотров выделил 26 неизменных признаков агентов разведслужб США за границей — это не считая того, что вновь прибывшие сотрудники ЦРУ наследовали от предшественников те же должности, квартиры и автомобили, поскольку постоянно обновлявшаяся кадровая служба в Лэнгли уделяла этим вопросам недостаточно внимания. Хеслам приводит список маркеров, которые использовал Юрий Тотров.

Агенты под прикрытием получали намного больше, чем настоящие дипломаты, и не всегда возвращались домой по истечении трёх-четырёх лет. Настоящие дипломаты поступали на службу в возрасте 21-31 года и в обязательном порядке проходили трёхмесячное обучение перед началом работы, кроме того, натурализованные американцы могли стать дипломатами только по истечении девяти лет с момента принятия гражданства. Как правило, сотрудников ЦРУ по возвращении на родину не вносили в списки Госдепартамента, либо вносили как работников планово-исследовательских, разведывательных, консульских и связанных с безопасностью подразделений.

Биографии таких сотрудников содержали очевидные пробелы, они могли менять город пребывания внутри страны, реорганизации внутри посольства не влияли на их звания, кабинеты и телефоны, которые размещались в специальных зонах посольства. Как правило, агенты владели несколькими иностранными языками и официально занимались политическими или консульскими вопросами. Сотрудники ЦРУ были замечены за использованием телефонных автоматов в рабочее время и зачастую назначали встречи на вечер. В отличие от дипломатов, соблюдавших строгие протокольные правила, агенты могли появляться и уходить с мероприятий в любое время.

По мнению автора, тот факт, что Юрий Тотров мог вычислять американских агентов «в объёмах телефонного справочника», свидетельствовал о структурных дефектах правительства США, унизительных для внешней разведки.

Источник

В США долго не могли понять, как КГБ вычисляет агентов ЦРУ

Эксперт: В США долго не могли понять, как КГБ вычисляет агентов ЦРУ

На протяжении долгого времени ЦРУ тщетно пыталось выявить в своих рядах перебежчиков, которые, как думали в США, сливали СССР информацию об их агентах, и не подозревали, что в КГБ разработали систему, позволявшую эффективно выявлять сотрудников американских спецслужб и срывать их операции. Об этом пишет преподаватель международных отношений Кембриджа и автор книги о советской разведке Джонатан Хеслам.

Охваченные паранойей руководители ЦРУ винили в провале своих агентов возможных «кротов», хотя проблема заключалась в том, что они недооценивали аналитические способности КГБ, утверждает преподаватель международных отношений Кембриджа и автор книги о советской разведке Джонатан Хеслам, передаёт РИА Новости.

Во времена холодной войны КГБ с лёгкостью вычислял американских агентов, действовавших под прикрытием, что приводило к срыву операций и заставляло руководителя контрразведки Джеймса Энглтона подозревать всех своих сотрудников в работе на СССР, пишет Хеслам в своей статье для издания Salon.

Читайте также:  Социальная организация признаки структура элементы

По словам эксперта, после 1991 года Управление предлагало крупные суммы Юрию Тотрову, которого американцы прозвали «теневым начальником отдела кадров ЦРУ», чтобы тот издал мемуары и раскрыл советские методы разведки, однако тот отказался.

Впервые Тотров стал применять свою систему вычисления сотрудников американских спецслужб в конце 1950-х годов в Таиланде и позднее в Японии — двух странах, находившихся под сильным влиянием США, пишет Хеслам. Вернувшись в Москву, он стал исследовать архивы КГБ, чтобы выявить закономерности в поведении сотрудников ЦРУ под наблюдением, изучал специальную американскую литературу и открытые данные полицейских служб разных стран. Позже к этой работе были подключены коллеги из стран Организации Варшавского договора и Кубы.

В результате Тотров выделил 26 неизменных признаков агентов разведслужб США за границей — это не считая того, что вновь прибывшие сотрудники ЦРУ наследовали от предшественников те же должности, квартиры и автомобили, поскольку постоянно обновлявшаяся кадровая служба в Лэнгли уделяла этим вопросам недостаточно внимания. Хеслам приводит список маркеров, которые использовал Юрий Тотров.

Агенты под прикрытием получали намного больше, чем настоящие дипломаты, и не всегда возвращались домой по истечении трёх-четырёх лет. Настоящие дипломаты поступали на службу в возрасте 21-31 года и в обязательном порядке проходили трёхмесячное обучение перед началом работы, кроме того, натурализованные американцы могли стать дипломатами только по истечении девяти лет с момента принятия гражданства. Как правило, сотрудников ЦРУ по возвращении на родину не вносили в списки Госдепартамента, либо вносили как работников планово-исследовательских, разведывательных, консульских и связанных с безопасностью подразделений.

Биографии таких сотрудников содержали очевидные пробелы, они могли менять город пребывания внутри страны, реорганизации внутри посольства не влияли на их звания, кабинеты и телефоны, которые размещались в специальных зонах посольства. Как правило, агенты владели несколькими иностранными языками и официально занимались политическими или консульскими вопросами. Сотрудники ЦРУ были замечены за использованием телефонных автоматов в рабочее время и зачастую назначали встречи на вечер. В отличие от дипломатов, соблюдавших строгие протокольные правила, агенты могли появляться и уходить с мероприятий в любое время.

По мнению автора, тот факт, что Юрий Тотров мог вычислять американских агентов «в объёмах телефонного справочника», свидетельствовал о структурных дефектах правительства США, унизительных для внешней разведки.

КОММЕНТАРИИ (4)

Сэнсэй из Ясенева
ИЗ ДОСЬЕ НГ:
Юрий Хангереевич Тотров родился в 1933 г. в Москве. Окончил МГИМО и разведшколу ПГУ КГБ СССР (ныне Академия внешней разведки СВР). Работал дипломатом в Таиланде (1958-1960), в качестве сотрудника внешней разведки под дипломатическим прикрытием в Японии (Токио, 1967-1971 и 1975-1980; Осака, 1991-1992, резидент), выполнял краткосрочные задания в ряде стран Азии и Африки. Член Российской ассоциации ветеранов внешней разведки, полковник СВР в отставке.

Источник

Как вычислить агента ЦРУ

Впервые Тотров стал применять свою систему вычисления сотрудников американских спецслужб в конце 1950-х годов в Таиланде и позднее в Японии — двух странах, находившихся под сильным влиянием США, пишет Хеслам. Вернувшись в Москву, он стал исследовать архивы КГБ, чтобы выявить закономерности в поведении сотрудников ЦРУ под наблюдением, изучал специальную американскую литературу и открытые данные полицейских служб разных стран. Позже к этой работе были подключены коллеги из стран Организации Варшавского договора и Кубы.

В результате Тотров выделил 26 неизменных признаков агентов разведслужб США за границей — это не считая того, что вновь прибывшие сотрудники ЦРУ наследовали от предшественников те же должности, квартиры и автомобили, поскольку постоянно обновлявшаяся кадровая служба в Лэнгли уделяла этим вопросам недостаточно внимания. Хеслам приводит список маркеров, которые использовал Юрий Тотров.

Goblin рекомендует заказать лендинг в megagroup.ru

На протяжении долгого времени ЦРУ тщетно пыталось выявить в своих рядах перебежчиков, которые, как думали в США, сливали СССР информацию об их агентах, и не подозревали, что в КГБ разработали систему, позволявшую эффективно выявлять сотрудников американских спецслужб и срывать их операции. Об этом пишет преподаватель международных отношений Кембриджа и автор книги о советской разведке Джонатан Хеслам.
Эксперт: В США долго не могли понять, как КГБ вычисляет агентов ЦРУ
Reuters

Читайте также:  Анкета признаки агрессивности для дошкольников

Охваченные паранойей руководители ЦРУ винили в провале своих агентов возможных «кротов», хотя проблема заключалась в том, что они недооценивали аналитические способности КГБ, утверждает преподаватель международных отношений Кембриджа и автор книги о советской разведке Джонатан Хеслам, передаёт РИА Новости.

Во времена холодной войны КГБ с лёгкостью вычислял американских агентов, действовавших под прикрытием, что приводило к срыву операций и заставляло руководителя контрразведки Джеймса Энглтона подозревать всех своих сотрудников в работе на СССР, пишет Хеслам в своей статье для издания Salon.

По словам эксперта, после 1991 года Управление предлагало крупные суммы Юрию Тотрову, которого американцы прозвали «теневым начальником отдела кадров ЦРУ», чтобы тот издал мемуары и раскрыл советские методы разведки, однако тот отказался.

Впервые Тотров стал применять свою систему вычисления сотрудников американских спецслужб в конце 1950-х годов в Таиланде и позднее в Японии — двух странах, находившихся под сильным влиянием США, пишет Хеслам. Вернувшись в Москву, он стал исследовать архивы КГБ, чтобы выявить закономерности в поведении сотрудников ЦРУ под наблюдением, изучал специальную американскую литературу и открытые данные полицейских служб разных стран. Позже к этой работе были подключены коллеги из стран Организации Варшавского договора и Кубы.

В результате Тотров выделил 26 неизменных признаков агентов разведслужб США за границей — это не считая того, что вновь прибывшие сотрудники ЦРУ наследовали от предшественников те же должности, квартиры и автомобили, поскольку постоянно обновлявшаяся кадровая служба в Лэнгли уделяла этим вопросам недостаточно внимания. Хеслам приводит список маркеров, которые использовал Юрий Тотров.

Агенты под прикрытием получали намного больше, чем настоящие дипломаты, и не всегда возвращались домой по истечении трёх-четырёх лет. Настоящие дипломаты поступали на службу в возрасте 21-31 года и в обязательном порядке проходили трёхмесячное обучение перед началом работы, кроме того, натурализованные американцы могли стать дипломатами только по истечении девяти лет с момента принятия гражданства. Как правило, сотрудников ЦРУ по возвращении на родину не вносили в списки Госдепартамента, либо вносили как работников планово-исследовательских, разведывательных, консульских и связанных с безопасностью подразделений.

Биографии таких сотрудников содержали очевидные пробелы, они могли менять город пребывания внутри страны, реорганизации внутри посольства не влияли на их звания, кабинеты и телефоны, которые размещались в специальных зонах посольства. Как правило, агенты владели несколькими иностранными языками и официально занимались политическими или консульскими вопросами. Сотрудники ЦРУ были замечены за использованием телефонных автоматов в рабочее время и зачастую назначали встречи на вечер. В отличие от дипломатов, соблюдавших строгие протокольные правила, агенты могли появляться и уходить с мероприятий в любое время.

По мнению автора, тот факт, что Юрий Тотров мог вычислять американских агентов «в объёмах телефонного справочника», свидетельствовал о структурных дефектах правительства США, унизительных для внешней разведки.

Источник

26 признаков агента ЦРУ: аналитик КГБ поставил на конвейер разоблачение американских шпионов

Охваченные паранойей руководители ЦРУ винили в провале своих агентов возможных «кротов», хотя проблема заключалась в том, что они недооценивали аналитические способности КГБ.

Во времена холодной войны КГБ с легкостью вычислял американских агентов, действовавших под прикрытием, что приводило к срыву операций и заставляло руководителя контрразведки Джеймса Энглтона подозревать всех своих сотрудников в работе на СССР, пишет Хеслам в статье для издания Salon.

По словам эксперта, после 1991 года Управление предлагало крупные суммы Юрию Тотрову, которого американцы прозвали «теневым начальником отдела кадров ЦРУ», чтобы тот издал «мемуары» и раскрыл советские методы разведки, однако тот отказался.

Впервые Тотров стал применять свою систему вычисления сотрудников американских спецслужб в конце годов в Таиланде и позднее в Японии — двух странах, находившихся под сильным влиянием США, пишет Хеслам. Вернувшись в Москву, он стал исследовать архивы КГБ, чтобы выявить закономерности в поведении сотрудников ЦРУ под наблюдением, изучал специальную американскую литературу и открытые данные полицейских служб разных стран. Позже к этой работе были подключены коллеги из стран Организации Варшавского договора и Кубы.
В результате Тотров выделил 26 неизменных признаков агентов разведслужб США за границей — это не считая того, что вновь прибывшие сотрудники ЦРУ наследовали от предшественников те же должности, квартиры и автомобили, поскольку постоянно обновлявшаяся кадровая служба в Лэнгли уделяла этим вопросам недостаточно внимания. Хеслам приводит список маркеров, которые использовал Юрий Тотров.

Читайте также:  Чрезвычайные ситуации классифицируются по следующим основным признакам

Биографии таких сотрудников содержали очевидные пробелы, они могли менять город пребывания внутри страны, реорганизации внутри посольства не влияли на их звания, кабинеты и телефоны, которые размещались в специальных зонах посольства. Как правило, агенты владели несколькими иностранными языками и официально занимались политическими или консульскими вопросами. Сотрудники ЦРУ были замечены за использованием телефонных автоматов в рабочее время и зачастую назначали встречи на вечер. В отличие от дипломатов, соблюдавших строгие протокольные правила, агенты могли появляться и уходить с мероприятий в любое время.
По мнению автора, тот факт, что Юрий Тотров мог вычислять американских агентов «в объемах телефонного справочника», свидетельствовал о структурных дефектах правительства США, унизительных для внешней разведки.

Источник

ВОЕННЫЕ ПЕНСИОНЕРЫ ЗА РОССИЮ И ЕЁ ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ


На протяжении долгого времени ЦРУ тщетно пыталось выявить в своих рядах перебежчиков, которые, как думали в США, сливали СССР информацию об их агентах, и не подозревали, что в КГБ разработали систему, позволявшую эффективно выявлять сотрудников американских спецслужб и срывать их операции. Об этом пишет преподаватель международных отношений Кембриджа и автор книги о советской разведке Джонатан Хеслам.

Охваченные паранойей руководители ЦРУ винили в провале своих агентов возможных «кротов», хотя проблема заключалась в том, что они недооценивали аналитические способности КГБ, утверждает преподаватель международных отношений Кембриджа и автор книги о советской разведке Джонатан Хеслам, передаёт РИА Новости.

Во времена холодной войны КГБ с лёгкостью вычислял американских агентов, действовавших под прикрытием, что приводило к срыву операций и заставляло руководителя контрразведки Джеймса Энглтона подозревать всех своих сотрудников в работе на СССР, пишет Хеслам в своей статье для издания Salon.

По словам эксперта, после 1991 года Управление предлагало крупные суммы Юрию Тотрову, которого американцы прозвали «теневым начальником отдела кадров ЦРУ», чтобы тот издал «мемуары» и раскрыл советские методы разведки, однако тот отказался.

Впервые Тотров стал применять свою систему вычисления сотрудников американских спецслужб в конце 1950-х годов в Таиланде и позднее в Японии — двух странах, находившихся под сильным влиянием США, пишет Хеслам. Вернувшись в Москву, он стал исследовать архивы КГБ, чтобы выявить закономерности в поведении сотрудников ЦРУ под наблюдением, изучал специальную американскую литературу и открытые данные полицейских служб разных стран. Позже к этой работе были подключены коллеги из стран Организации Варшавского договора и Кубы.

В результате Тотров выделил 26 неизменных признаков агентов разведслужб США за границей — это не считая того, что вновь прибывшие сотрудники ЦРУ наследовали от предшественников те же должности, квартиры и автомобили, поскольку постоянно обновлявшаяся кадровая служба в Лэнгли уделяла этим вопросам недостаточно внимания. Хеслам приводит список маркеров, которые использовал Юрий Тотров.

Агенты под прикрытием получали намного больше, чем настоящие дипломаты, и не всегда возвращались домой по истечении трёх-четырёх лет. Настоящие дипломаты поступали на службу в возрасте 21-31 года и в обязательном порядке проходили трёхмесячное обучение перед началом работы, кроме того, натурализованные американцы могли стать дипломатами только по истечении девяти лет с момента принятия гражданства. Как правило, сотрудников ЦРУ по возвращении на родину не вносили в списки Госдепартамента либо вносили как работников планово-исследовательских, разведывательных, консульских и связанных с безопасностью подразделений.

Биографии таких сотрудников содержали очевидные пробелы, они могли менять город пребывания внутри страны, реорганизации внутри посольства не влияли на их звания, кабинеты и телефоны, которые размещались в специальных зонах посольства. Как правило, агенты владели несколькими иностранными языками и официально занимались политическими или консульскими вопросами. Сотрудники ЦРУ были замечены за использованием телефонных автоматов в рабочее время и зачастую назначали встречи на вечер. В отличие от дипломатов, соблюдавших строгие протокольные правила, агенты могли появляться и уходить с мероприятий в любое время.

По мнению автора, тот факт, что Юрий Тотров мог вычислять американских агентов «в объёмах телефонного справочника», свидетельствовал о структурных дефектах правительства США, унизительных для внешней разведки.

Источник