14 признаков коммунизма маккарти

Маккартизм

Маккарти́зм (англ. McCarthyism — по фамилии сенатора Джозефа Рэймонда Маккарти) — движение в общественной жизни США, имевшее место между концом 1940-х и концом 1950-х годов, сопровождавшееся обострением антикоммунистических настроений и политическими репрессиями против инакомыслящих.

Первые ростки маккартизма появились задолго до кампании сенатора Маккарти: уже в 1917—1920 годах США были охвачены первой «красной истерией», и иррациональный страх перед распространением коммунизма прочно укрепился в массовом сознании американской общественности. Большинство же консервативных американских политиков воспринимали всякие кейнсианские преобразования в экономике, предпринимавшиеся в контексте «Нового курса» Франклина Делано Рузвельта, как социалистические и даже коммунистические и использовали тезис о «проникновении во власть коммунистов и прочих подрывных элементов» с 1930-х годов. Подъём напряжённости между США и СССР после Второй мировой войны, с началом холодной войны, 1953—1954 годы стали периодом безудержного разгула маккартизма, чему в значительной степени способствовала пассивность, а подчас и потворство со стороны республиканского правительства и самого президента. С активизацией маккартистской кампании многие американцы возлагали надежды на то, что с приходом в Белый Дом республиканский президент положит конец преследованиям, но этого не произошло.

Маккартизм бросил тень на американскую демократию и осложнил отношения США с союзниками. В то же время, согласно предварительным условиям Плана Маршалла, подобные репрессии в отношении коммунистических партий и им сочувствующих были проведены и во всех странах Западной Европы.

Содержание

Начало маккартистского движения и «охота на ведьм»

9 февраля 1950 года после провала внешнеполитического курса демократа Трумэна малоизвестный сенатор-республиканец от штата Висконсин Джозеф Маккарти выступил в городе Уилинг в Западной Вирджинии с речью, в которой заявлял, что государственный департамент Соединенных Штатов просто заполнен коммунистами, а в департаменте Дина Ачесона (государственный секретарь при Трумэне) их число достигло 205 человек. Имя сенатора сразу же появилось на первых полосах крупнейших газет, на радио и только получившем распространение телевидении. Именно с этого выступления и началось маккартистское движение и деятельности сенатора Маккарти. Многих политиков и сенаторов-республиканцев очень удивили и шокировали выдвинутые обвинения Маккарти в адрес высокопоставленных лиц (кроме Дина Ачесона Маккарти под сомнение была поставлена честность и преданность Маршалла стране), что им очень не понравилось. Роберт Тафт же и Ричард Никсон, наоборот, благосклонно отнеслись к действиям сенатора и поддержали его. Так началось время гонений, в народе названное «охотой на ведьм».

Маккартизм проник во все сферы жизни американского общества, и причиной всех возникающих проблем маккартисты называли коммунизм. Прикрываясь антикоммунистическими настроениями, маккартисты также боролись с либеральной интеллигенцией, с деятелями культуры и науки, передовыми профсоюзами, с реформами касательно требований и просьб трудящихся, а также с политикой переговоров с социалистическими странами. Взгляды маккартистов не совпадали со взглядами президента демократа Гарри Трумэна и его либерального окружения, которое не одобряло действий Маккарти, и на этой почве возникала масса разногласий. Однако маккартисты все равно придерживались своего «курса». 23 сентября 1950 года они приняли закон Маккарэна «о внутренней безопасности», который преодолел даже президентское вето. Этот закон гласил об образовании нового Управления по контролю над подрывной или антиамериканской деятельностью, которое должно было расследовать и обнаруживать коммунистические организации для дальнейшей расправы с ними. К 1950 году была также выработана система преследования инакомыслящих в СМИ. Летом 1950 года в промаккартистски настроенном еженедельнике «Каунтэрэттэк» был опубликован доклад о коммунистической «фильтрации» на радио и телевидении под названием «Красные каналы». В докладе было указано 151 имя деятелей искусств, которым были предъявлены требования либо уйти с работы, либо признаться в прокоммунистической деятельности. А в июне 1952 года маккартистами был принят билль Маккарэна — Уолтера об ограничении миграции, вновь, несмотря на многочисленные протесты и наложенное на него вето президента Трумэна.

Сближение Маккарти с Эйзенхауэром и возрастание влияния маккартизма

Маккарти как никто другой способствовал вовлечению телевидения в предвыборную пропаганду. В 1948 году на территории США количество работающих телестанций увеличилось больше чем в три раза — с 7 до 23. Доля избирателей, имеющих доступ к телеэкрану, составила 50 %. Маккарти поставил своей целью привести к власти республиканца Эйзенхауэра. Эйзенхауэр был избран президентом США в 1952, когда это произошло, влияние маккартизма усилилось еще больше, и он был на грани становления официальным государственным курсом страны, так как еще в ходе предвыборной компании президент заявлял, что он поддерживает усилия, предпринятые сенатором по «очистке правительства от коммунистов». Просто для того, чтобы заручиться поддержкой республиканцев, Эйзенхауэр активно общался с маккартистами и с самим Маккарти, одобряя их антикоммунистическую деятельность, хотя на самом деле он не сильно разделял вгляды и позицию Маккарти. Поэтому все ожидания народа, что с приходом к власти нового республиканского президента «охота» прекратится, не оправдались. Эйзенхауэр полностью попал под власть Маккарти, и 1953-й год стал «золотым годом» маккартизма, так как все препятствия со стороны президента уже были устранены. Маккартисты стали частью правящей партии и пытались сами управлять государством, а Маккарти стал едва ли не самым влиятельным человеком в стране.

Телевидение против своего героя. Конец карьеры Маккарти

Тем не менее в 1954 году Маккарти как телевизионному персонажу и активному антикоммунистическому деятелю пришел конец. Действия Маккарти стали уже затрагивать и американскую армию. В марте 1954 года демократы Эдвард Марроу и Фред Френдли в эфире Си-Би-Эс провели передачу о беззакониях в области гражданских прав. Программа вызвала большой общественный резонанс. Зёрна сомнения, брошенные Марроу, взросли в середине того же года, когда в течение нескольких недель демонстрировались телевизионные сессии, где Маккарти допрашивал военнослужащих, которые занимали высокие посты, и среди которых были и герои войны. Президент, который так многим обязан Маккарти, публично осудил изыскания чиновника. Против него выступили председатель республиканской партии Леонард Холл, министр обороны Стивенс. Консерватор Холл заявил: «Когда он начинает атаковать лиц, которые, как и он, борются против коммунизма, я не могу идти с ним». В ответ на такие претензии Американская армия обвинила его в подтасовке фактов, и была даже организована специальная Комиссия, занимавшаяся расследованием обвинений, выдвинутых против деятельности Маккарти. В 1955 году он внес свою последнюю резолюцию в Сенат касательно изменения строя в странах, принимающих социализм, которая была отклонена 77-ю голосами против 4-х. Слушания по его делу были закончены, этот процесс не освещался ни на радио, ни по телевидению с целью стереть Маккарти из памяти зрителей. Такой неожиданный поворот событий очень сильно повлиял на Маккарти, после чего он активно стал употреблять алкоголь и умер в 1957 от алкоголизма (англ. it was reported that McCarthy suffered from cirrhosis of the liver and was frequently hospitalized for alcoholism ).

Борьба американского телевидения с маккартизмом нашла свое отражение в фильме «Доброй ночи и удачи».

Жертвы маккартизма

Следующие деятели культуры и науки были подвергнуты преследованиям или занесены в «чёрные списки» маккартистов

Читайте также:  Признаки нехватки цинка у детей

Ряд авторов отмечают, что преследованию также подвергались представители сексуальных меньшинств. [1]

Источник

Маккартизм или как США скатилась в диктатуру

Укороченная текстовая версия:

Когда слышишь о преследованиях, политических репрессиях, невольно в голову приходит мысль о 37 годе. Но что бы ответил Американец, услышав о непрекращающихся политических делах? Он бы с горечью ответил – это Маккартизм.

Так вот в 1919 году, решили расправиться с анархистами и выслать их из страны. Палмер порывом мести провел рейды, которые поймали подозрительных иммигрантов и предполагаемых анархистов. Уже к декабрю набрали 249 радикалов и отправили в советский союз одним рейсом. Пресса дала этому кораблю прозвище «Советский ковчег».

В 1933 году все разрушила великая депрессия. В стране возникают мафии, растет процент бандитизма. Выход нашел Франклин Рузвельт развернувший программу «Нового курса», которая раздавит идеалы либертарианства, но вытянет страну из задницы. Эта программа дала работягам:

1. минимальную зарплату в 12–15 долларов в неделю;

2. 8-часовой рабочий день.

Плюс запретила детский труд и дала право создавать и вступать в профсоюзы;

И все бы ничего, но благодаря этим законам в госдепартамент потянулись люди, симпатизирующие коммунистическим идеям, скрытые коммунисты и социалисты, которые и проведут Новый курс в жизнь.

Привычный стиль жизни американцев вернулся в 1945 году, когда отношение к коммунистам поставили обратно с головы на ноги и вчерашние герои мира стали гнусными захватчиками.

Неожиданно в 1945 вскрылось, что во многих государственных структурах сидят шпионы, информаторы или просто сочувствующие коммунизму люди, о которых знает ФБР. Неожиданно оказалось, что некоторые сотрудники, пришедшие благодаря «Новому курсу», оказались кротами. Неожиданно повсплывали агентурные сети СССР. Неожиданно УВИ оказалась прокоммунистической организацией со шпионами под боком. Неожиданно на полочках оказались запыленные дела многих шпионов. Неожиданно уже 2 года работала специальная секретная контрразведывательная программа по расшифровке донесений под названием «Венона», которая уже скопила некоторые списки агентов страны советов.

Дело Элизабет Бентли.

В 1945 году Бентли завела роман с подозрительным человеком, он был либо сотрудником ФБР, либо советским контр-агентом, посланным шпионить за ней. Другой советский контакт посоветовал эмигрировать в СССР, но Бентли опасалась, что ее расстреляют. И любовь сильнее государств, ой, то есть и шкура своя дороже чем другая, поэтому Элизабет приходит в ФБР и сливает своих друзей-антифашистов. Она назовет приблизительно 150 агентов, кротов и информаторов, многие из которых работали в федеральном правительстве.

Комиссия ФБР не спешит, но и не откладывает дело, а решает проверить информацию Элизабет, параллельно предлагая пока стать двойным агентом. Чтобы в нужный момент уничтожить шпионов.

«Амеразия» – небольшой журнал с менее чем двумя тысячами подписчиков, проникший и в армию, и в ВМФ, и в Управление стратегической разведки (УСР), и в Госдепартамент, и в Бюро военной информации, и в администрацию международных экономических связей.

«Амеразия» всплыла из-за наглости и тупости. В 1945 года Кеннет Уэллс, аналитик из Дальневосточного отдела Управления Стратегической Разведки, читая очередной номер «Амеразии», поразился совпадениями в статье о британо-американских отношениях на Сиаме с секретным докладом УСР, который он сам же и готовил. Сравнив два текста, Кэннет понял, что целые куски из «Амеразии» дословно повторяли абзацы из его доклада. Было очевидно, что автор статьи не только видел секретный документ, но и имел его на руках.

Немедленно началось расследование. Возле офиса «Амеразии» поставили агента для слежки, а ночью незаконно ворвались в редакцию, обнаружив заваленные кабинеты документами с подписью «не предназначено для прессы».

Чуть позже развернули операцию по слежке и сбору информации, в которой задействовали 75 агентов ФБР. В итоге выяснилось, что из-за «Амеразии» произошла утечка 1700 секретных документов разной степени. От сведений, касающихся «интимных» отношений Чан Кайши (Главная марионетка антикоммунистических США сил в Китае) и мадам Чан, до информации по атомной бомбе (самый большой секрет США на тот момент). И на каждом документе стоял почтовый штамп получателя в Госдепартаменте, что указывало на крота под боком администрации. В 1946 году было проведено закрытое дело и арестованы 6 сотрудников «Амеразии». Но закрыть журнал и посадить шпионов не получилось из-за того, что не было легальных доказательства передачи документов иностранному государству. Шпионская деятельность прекратилась, но преступники остались ненаказанными.

Офис разведки ФБР докладывает. Показания Бентли и Чемберса сходятся, а их показания частично подтверждаются Веноной, похоже, у не только госдепартамент пронизан шпионами, но и прочие государственные структуры. Необходимо организовать слежку за самыми крупными игроками.

В 1947 принимается «закон лояльности» Трумена, действовавший во всех государственных сферах. По факту указ принят, чтобы выкорчевать коммунистов и сочувствующих.

Предвестником Маккартизма считают Дело голливудской десятки, которое возникло из-за закона лояльности. Хоть сфера кино частная, киноассоциация все-таки запретила работникам иметь хоть какие-нибудь контакты с красными и решила проверить трудяг. Президент Киноассоциации выпустил пресс-релиз от имени глав крупнейших студий. В этом заявление говорилось: «Мы не будем сознательно нанимать коммуниста или члена какой-либо другой партии или группы, которая выступает за свержение правительства Соединенных Штатов [. ]».

В октябре 1947 года Комитет по антиамериканской деятельности под названием HUAC начало публичное расследование. Киношников заставляли дать показания об коммунистах среди них. Спрашивалось: «Сейчас или когда-либо являлись ли Вы членом Коммунистической партии США?». Среди этих допрашиваемых появились первые, кто решил не сотрудничать, а сослаться на 5 и1 статью конституции.

Эти люди стали известны как «голливудская десятка». Они говорили о свободе слова, собраний и праве не свидетельствовать против себя. Но тут HUAC и голливудскую десятку посадили в тюрьму за неуважение к Конгрессу и оштрафовали на 1000 долларов. Двух из десяти приговорили к шести месяцам, остальных до года.

В будущем обвиняемые будут массово ссылаться на 5 поправку конституции, отказываясь сотрудничать. Хотя сама ссылка на эту статью уже считалась основанием для увольнения частникам и государственникам.

Хиссу такой расклад не понравился, и он подал иск о клевете. На публичное дело помимо Чемберса приглашали еще и Элизабет Бентли. Оба экскоммуниста, помимо данных о Хиссе, по ходу дела рассказывали и о попутных шпионах и информаторах: Георгий Сильвермастер, Миллер, Уайт, Дункана Ли и другие. Эти показания о глубоком проникновении шпионов для Джона Смита казались еще более немыслимыми и виделись просто авантюрой Чемберса. И Хисс, скорее всего выиграл бы дело, если бы не одна досада. Чиновник госдепа отрицал свой и распространение секретных документов. Но суд решил проверить его и отправил следователей на осмотр дома. Там ничего не нашли, зато нашли в огороде, а именно в тыкве! Да-да он прорезал тыкву и засунул туда секретные фотографии и копии документов. После такого уже никуда не деться и Хисс проиграл процесс и угодил за решетку по лжесвидетельствованию.

К началу 50-х в каждом леваке стали коммуниста, а значит, предателя родины, работающего на страну врага. Проведены публичные и закрытые суды над разведчиками. Вскрыты целые ячейки информаторов. Почти уничтожена осведомительная система в госдепартаменте. Можно сказать, США смогла побороть своего внутреннего врага. Но только сейчас появляется Сенатор Джозеф Маккарти. И как это обычно бывает, диктатура начала жрать сама себя, раскручивая маховик репрессий. Так, стоп, кто мне подложил этот текст, это же явно из другого фильма.

Читайте также:  Признаки хронического нефрита на узи

Ладно, будем объективны, когда появился Маккарти, угроза шпионажа СССР в государственных структурах была низкая, но все-таки была. В огромных количествах остались ненаказанным шпионы, которые ушли с гос. Постов по собственной воле, к тому же тяжелым грузом висело дело практически не наказанной «Амеразии».

Путь Маккарти от обвинений до действий.

9 февраля 50 года, Маккарти выступает в Западной Вирджинии. Это было типичное слушание, и граждане ждали очередных «повысим урожаи»; «постараемся помочь фермерам»; «Скоро построим вам дома», но вместо этого Маккарти неожиданно заявил, что отечество в опасности и в госдепартаменте сидят коммунисты. Записи того выступления не осталось, поэтому до сих пор историки спорят в числе названных предателей толи 205 толи 57. Но дело не в числах, а в характере выступления:

В общем, проигрыш в Китае, преждевременное появление атомной бомбы в СССР, удачное закрепление советского влияния в восточной Европе, создавали подозрения, что что-то идет не плану у США. Первым реагирует законодательство, которое заставляет КПСША регистрироваться как «агентов иностранной державы» и сообщать о должностных лицах, членах, финансовой и организационной деятельности. Этот закон был сильным ударом, поэтому коммунисты частично уходят в подполье. Второй отреагировала пресса, заметив выступление Маккарти.

Первый этап слушаний шел в так сказать, анонимной обстановке. Обвиняемые Маккарти были указаны в номерах. Такое комиссию не устраивало, и они попросили подготовить доклад по конкретным персонам. Так всплыли первые 9 имен: Дороти Кэньон, Эстер Брунауэр, Хельдор Хэнсон, Густаво Дюран, Оуэн Латтимор, Харлоу Шепли, Фредерик Шуман и Филипп Джессап. Только вот большинство из них уже не работали в Государственном департаменте, или никогда не работали, но действительно когда-то состояли в компартии или были замечены за похищением документов. То есть с точки зрения правосудия подлежали наказанию. Но комиссия Тайдингса-то не правосудия искала, а проверяла заявления Маккарти о глубоком проникновении в госдеп и ждала конкретных шпионов, работающих прямо сейчас, а не когда-то давно.

В этой предвзятой борьбе победил Тайдингс, отметив в заключительном отчете, что обвинения Маккарти беспочвенны, а система безопасности госдепартамента вполне эффективна.

В 1953 накал обвинений не спадает. Маккарти все так же видит предателей по всюду, даже президент Эйзенхауэр не соглашается с некоторыми выступлениями сенатора.

Но в любом случае В 53 комитет безопасности внутренних дел включился в Постоянный подкомитет Сената по расследованиям, что позволяло дополнять дела показаниями из ФБР. Плюс Теперь Маккарти мог инициировать расследования и быть главным в поиске коммунистов. Одно из его решений, когда он стал начальником – это назначение Джозефа Брауна Мэтью в качестве управляющего персоналом подкомитета. И, наверное, все было нормально, если бы не публикация Мэтью под названием «Красные и наши Церкви». И я уже не знаю может это постмодерн, шутка или троллинг, но статья начиналась так: «Самая крупная группа поддержки в коммунистов в аппарате управления США состоит из протестантских священнослужителей». От такого прикола припух не только ты, зритель, но и коллегия сенаторов. Они в уважительной форме попросили Маккарти убрать мнительного джентльмена с поста. Маккарти сначала отказался, но давление сената оказалось сильнее, и наш Республиканец пошел на поводу у ничего не понявших прикола группы.

В общем именно этот подкомитет сломал тысячи жизней в пересмешку со шпионами и агентами СССР. И ладно, если бы это была всего лишь государственная сфера, но ведь многие частные агентства малых и крупных компаний, смотря новости, тоже боялись проникновения коммунистов в свои ряды, поэтому запускали расследования лояльности.

И благодаря этим черным спискам, самым простым способ потерять работу навсегда становится получение членства в книжном магазине Association. Просто магазин был левым и читал лекции по литературе. А кто знает, что тебе на этих лекциях в голову вобьют…

Кстати, сам факт того, как ФБР вышли на Розенбергов уже должен был вызвать у суда США подозрения, потому что тот самый Клаус Фукс, физик-атомщик, работал с агентом разведки Гарри Голдом. Но Гарри Голда раскрыли, и он выдал Дэвида Грингласса, который первое время отважно молчал. Но тогда правосудие решило отправить в тюрьму его жену, оставив их детей сиротами. Тут Дэвид не смог молчать и сдал свою сестру Этель Розенберг.

Розенберги были убежденными показательными коммунистами и не шли ни на какое сотрудничество с следствием. Тогда в 50-м им пришили дело в атомном шпионаже и уже в 1951 году приговорили к смертной казне на электрическом стуле.

«Я не удивлен вынесенным вердиктом — правительству так нужен был кто-то, кто ответит за все его просчеты: и за гибель наших солдат в Корее, и за всеобщую нищету, вызванную избыточными оборонными расходами. Опять же, всем недовольным нужно было объяснить, что правительство теперь вправе их прикончить. Похоже, нам суждено стать первыми жертвами американского фашизма», — так говорил в своем последнем слове Юлиус Розенберг.

Розенбегри действительно были разведчиками. Только вот доказательств их причастности к атомному проекту – нет и не было.

Им предлагали выдать имена шпионов из Компартии США, в обмен на жизнь. Но толи Розенберги состояли в параллельной сети и ничего не знали о шпионах из КПСША, толи были людьми чести и принципа, в общем они отказались сотрудничать с ФБР.

В 1953 Розенбергов казнили на электрическом стуле.

Но это вписывалось в рамки того времени, хоть и шокировало общественность. Следующий же факт был скорее похож на действия нацистов или на события антиутопии.

Подкомитет обратился к зарубежной библиотечной программе Международного информационного агентства и решил убрать с полок неблагонадежные прокоммунистические материалы. Некоторые библиотеки дошли до того, что стали сжигать недавно запрещенные книги. (451 градус по фаренгейту)

Сотни людей было заключено в тюрьму, а около десяти или двенадцати тысяч потеряли работу. Во многих случаях достаточно было быть вызванным в суд Комиссией по расследованию коммунистической деятельности или одним из других комитетов, чтобы быть уволенным. Но для подавляющего большинства эти обвинения были ложными.

В 58 году, когда история маккартизма улеглась, а о красной угрозе подзабыли. Социологи решили подчитать, сколько же человек придерживается коммунистических взглядов, при этом не являясь коммунистами. Оказалось, один пяти сотрудников в США держался прокоммунистических взглядов. Фактически, Маккарти в 1950 году инициировал войну против собственного народа, ведь как только человек терял работу из-за следствия Лояльности, ему уже было трудно было найти другую работу.

-Маккарти сам себя дискредитировал, и ко времени, когда Сенат отклонил его резолюцию в 1955 г., я рассматривал этого политика как смехотворного фанатика. Он, очевидно, был психически нездоровым человеком, но поначалу большинство американцев, напуганных быстрым распространением коммунизма в 1945–1949 гг., были восприимчивы к демагогическим заявлениям Маккарти.

В марте 1954 газета Sauk-Prairie Star призвала читателей подписать петицию против Маккарти. Его сторонники в сенате отвернулись от него, критикуя за подрыв авторитета президента.

Читайте также:  Признаки ослабления ремня генератора

Появляется движение «Джо должен уйти», поддержаное разнообразными коалициями и другими республиканскими лидерами, демократами, бизнесменами, фермерами и студентами. В этом же году Фландэрс сравнил Маккарти с Гитлером, а чуть позже внес резолюцию, чтобы удалить Маккарти с поста председателя его подкомитета, чтобы остановить маховик репрессий.

Ему выдвинули аж 46 обвинений, но по факту доказали только 2: 1. «не смог сотрудничать с Подкомитетом по регламенту и управлению» и 2. «неоднократно оскорблял членов, которые пытались осуществить возложенные на них обязанности».

Но несмотря на то, что в 54 году Маккарти стремительно терял популярность, все же принимается закон Браунелла-Батлера, так же известный как закон о контроле над коммунистической деятельностью. Он лишал компартию США всех прав и привилегий, которыми пользовались другие партии и организации, поставив ее вне закона.

Источник

Маккартизм и «коммунистическая угроза»

Аналогичные российской фальшивке «План Даллеса» теории за рубежом

Маккартизм – это общественное движение в США, которое возникло в конце 1940-х — начале 1950-х годов и стало отдельной эпохой в истории Америки, причем далеко не самой лучшей и блистательной.

После Второй Мировой войны вся Америка была объята страхом и ужасом того, что коммунистическая идеология может получить мировое господство, так как уже половина Европы находилась под влиянием СССР. В связи с этим в 1947 году 33-й президент США Гарри Трумэн приказал провести проверку всех государственных служащих (так называемая «охота на ведьм»). На этой волне возникло много желающих избавить страну от коммунистов, но самым успешным из всех оказался сенатор из штата Висконсин Джозеф Раймонд Маккарти. Ему удалось убедить американское общество, в том, что коммунистические шпионы находились повсюду, и что он — единственное спасение страны от них. 9 февраля 1950 года он выступил в городе Уилинг в Западной Вирджинии с речью, в которой заявлял, что государственный департамент Соединенных Штатов просто заполнен коммунистами, и в ведомстве Дина Ачесона (государственный секретарь при Трумэне) их число достигло 205 человек. Именно это событие и принято считать началом маккартистского движения и активной деятельности сенатора Маккарти. Многие политики и сенаторы-республиканцы были очень удивлены и шокированы выдвинутыми обвинениями Маккарти в адрес высокопоставленных лиц (кроме Дина Ачесона Маккарти также поставил под сомнение честность и преданность Дж. Маршалла, генерала и предшественника Ачесона на посту госсекретаря). Однако такие деятели как Роберт Тафт и Ричард Никсон, наоборот, одобрили действия сенатора и поддержали его. Так началось время гонений, в народе названное «охотой на ведьм».

Маккартизм проник во все главные сферы жизни американского общества и, на взгляд маккартистов, виной всех проблем были коммунисты и коммунизм. Однако нужно заметить, что маккартизм был движением не только против ненавистного коммунизма. Прикрываясь своими антикоммунистическими настроениями, маккартисты боролись с либеральной интеллигенцией, с деятелями культуры и науки, передовыми профсоюзами. Сосуществовать с президентом-демократом Гарри Трумэном и его либеральным окружением маккартистам-республиканцам было непросто, и на этой почве возникала масса противоречий. Они обвиняли Трумэна в том, что он был слишком «мягок» в отношении к коммунистам, и что военная мощь США не используется в полной мере для подавления советского влияния, а Трумэн в свою очередь, не одобрял действий Маккарти. Однако эти разногласия не мешали маккартистам «продвигать» свою линию.

23 сентября 1950 года, на волне настроений, сопутствующих горячей фазе Корейской войны, им удалось принять закон Маккарэна «о внутренней безопасности», который смог преодолеть даже президентское вето. В этом законе говорилось об образовании нового Управления по контролю над подрывной или антиамериканской деятельностью, которое должно было расследовать и обнаруживать коммунистические организации, для дальнейшей расправы с ними. А в июне 1952 года они приняли билль Маккарэна – Уолтера об ограничении миграции, также несмотря на многочисленные протесты и наложенное на него вето Трумэна. Когда на выборах 1952 года наконец победили республиканцы, влияние маккартизма усилилось еще больше, и он был на гранипревращения в официальный государственный курс страны. Просто для того, чтобы заручиться поддержкой республиканцев, Эйзенхауэр активно общался с маккартистами и естественно и с самим Маккарти, поддерживая и одобряя их деятельность, хотя по-настоящему особой любви к Маккарти он не испытывал. Поэтому все ожидания народа, что с приходом к власти нового республиканского президента «охота» прекратится, не оправдались, а даже наоборот. Казалось, что Эйзенхауэр теперь был полностью во власти Маккарти. Ярким примером тому может служить случай, когда выступая с речью, Эйзенхауэр исключил из нее абзац о заслугах Маршалла лишь из-за того, что Маккарти считал иначе. 1953-й год стал «золотым годом» для маккартизма, ведь никаких препятствий со стороны президента уже не было. А став частью правящей партии, маккартисты пытались сами управлять государством, а Маккарти становился едва ли не самым влиятельным человеком в стране. Все это на самом деле говорило о наступившем кризисе государственно-политической и конституционной системы страны.

В основном свои расследования маккартисты теперь проводили через различные комиссии Конгресса. Маккарти был во главе сенатской комиссии по правительственным операциям и постоянной подкомиссии по расследованиям. А его главные соучастники Г. Велд и У. Дженнер стали контролировать подкомиссию Сената по внутренней безопасности и комиссию Палаты Представителей по расследованию антиамериканской деятельности. Маккартисты превращали институт расследований в преследование всего прогрессивного и демократического. Кроме того, их деятельность уже наступала и на исполнительную власть государства. Особенно ярко это проявилось, когда один из маккартистов, Д. Брикер, внес в сенат поправку к конституции относительно ограничений полномочий президента при заключении международных договоров.

Деятельность маккартистов приобрела невероятные масштабы и формы. Они обвиняли в антиамериканизме и измене всех, кто давал хоть малейший повод к подозрениям, естественно, зачастую необоснованным. Они крушили профсоюзы, увольняли служащих и государственных деятелей. Государственный аппарат подвергался невероятной «чистке». Только за первые месяцы было уволено около 800 человек, еще 600 ушли в отставку сами, не дожидаясь никаких решений. Помимо государственных служащих, «чистке» подверглись и многие знаменитые прогрессивные деятели, значительная часть которых также была уволена, осуждена или занесена в «черные списки». В те годы на скамье подсудимых побывало около 140 коммунистов, десятки деятелей профсоюза, многие ученые, такие как Роберт Оппенгеймер и Уильям Дюбуа, режиссеры, актеры и другие представители Голливуда и культурной элиты страны – «голливудская десятка», «red channels». Состоялась также казнь супругов Джулиуса и Этель Розенберг, что стало просто невероятным событием для мирного времени. Маккартисты также не оставляли и университеты без своего чуткого внимания, увольняя профессоров и сжигая книги. Маккартизм уничтожал все: уничтожал прогресс, невинных людей, имидж своей страны и свою же «хваленую» демократию. Они интерпретировали поправки и судебные концепции, толкуя их на свой лад, чтобы без лишних трудностей и препятствий можно было объявлять лицо или организацию «нечистой» или «угрожающей».

Было бы хорошо, если бы с кончиной Маккарти навсегда исчезли последствия его деятельности и ужасные воспоминания о маккартизме. Но, увы, маккартизм навсегда останется темной страницей американского прошлого.

Источник